Анализ стихотворения Лермонтова «Юнкерская молитва»

В 1832 году Лермонтов оставил университет и поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров, так как с самого детства мечтал о военной карьере. Учеба давалась молодому поэту легко, а вот ежедневная муштра вызывала раздражение, граничащее с ненавистью. В 1833 году Лермонтов написал свою знаменитую «Юнкерскую молитву», которая на долгие годы стала гимном будущих офицеров русской армии. В ней автор в несколько саркастической форме излагает самые заветные мечты юнкеров, показывая, насколько его товарищи по учебе ограничены в своих желаниях. Впрочем, и сам поэт, измученный казарменной жизнью, готов все отдать ради того, чтобы избавиться от маршировки и парадировки. Обращаясь ко Всевышнему, Лермонтов от имени всех русских юнкеров просит: «Спаси меня, от куртки тесной, как от огня», Все дело в том, что форма будущих офицеров не отличалась удобством, и во время занятий юнкера испытывали массу проблем. Снимать мундиры на занятиях категорически запрещалось, и Лермонтов на собственном опыте убедился, насколько тяжело маршировать на плацу несколько часов подряд, когда тесная куртка мундира не позволяет поднять руки вверх.

Еще одним желанием поэта является избавление от постоянного надзора со стороны наставников. «Пускай в манеже Алехин глас как можно реже тревожит нас», — пишет поэт. Речь идет об Алексее Стунееве, который являлся преподавателем Школы гвардейский подпрапорщиков и юнкеров. Он отличался особым деспотизмом и придирался к своим воспитанникам по каждому пустяку. По воспоминаниям очевидцев, именно благодаря его окрикам лошадь, на которой осваивал верховую езду Лермонтов, вышла из-под контроля и ударила молодого поэта копытом, разбив ему ногу до самой кости. В итоге автор «Юнкерской молитвы» несколько месяцев провел в лазарете, мысленно проклиная своего учителя за грубость и неуравновешенный характер.

«Еще моленье прошу принять — в то воскресенье дай разрешенье мне опоздать», — просит Лермонтов, намекая на то, что у него все еще продолжается роман с Екатериной Сушковой. Именно с ней по субботам он встречается на балах, которые заканчиваются далеко за полночь. По этой причине поэт ранним воскресным утром мечтает лишь о том, чтобы как следует выспаться, и занятия в Школе гвардейских подпрапорщиков и юнкеров кажутся ему весьма обременительными.

Конечно же, у самого поэта желаний намного больше, чем озвучено в стихотворениях. Однако автор видит, что его окружают далеко не самые возвышенные и утонченные люди, которые, возможно, станут неплохими офицерами, но никогда не научатся мыслить и чувствовать так, как Лермонтов. Их желания просты и примитивны, а просьбы лишены глобальности. Поэтому автор отмечает: «Я, царь всевышний, хорош уж тем, что просьбой лишней не надоем».