Рождественский Всеволод Александрович

Рождественский В. А.Всеволод Рождественский родился на рубеже двух веков ранней весной 1895 года. Его родной город назывался тогда Царское Село, сегодня он носит имя знаменитого лицеиста и великого поэта. Раннее детство Всеволода прошло в небольшой квартире преподавателей из местной гимназии. Обстановка в городе была овеяна романтикой. Скорее всего, именно поэтому мальчик рос в обстановке благоговения и любви к Пушкину. Не меньше уважали в семействе Рождественских и Н. Некрасова. Мать Всеволода часто пела старинные народные песни, а также романсы А. Гурилева и А. Варламова. Старшие брат и сестра Рождественского с увлечением читали Н. Чернышевского, А. Герцена, изучали и искренне любили революционные песни 1905 года.

Впервые Рождественский погрузился в литературную деятельность еще в гимназии. Всеволод с интересом читал западноевропейскую литературу, с удовольствием изучал поэтическое наследие прошлых веков и был восхищен античной культурой. Директором гимназии в это время служил добрый друг семьи Рождественских, отличный знаток античной древности И. Анненский, который обучал гимназистов латинскому синтаксису, строгой простоте и изяществу античной поэзии. Не менее страстно, чем Пушкина, в юношеские годы Рождественский любил Катулла, Овидия, строгий величественный пафос античной трагедии.

Николаевская гимназия оставила в его памяти «только просторные, необычайно чистые коридоры», но в основном Рождественскому на занятиях было скучно. С большей охотой и небывалым воодушевлением он посещал самодеятельные спектакли в городском училище, а также родной Николаевской гимназии. Когда опускался занавес, Рождественский еще долго оставался под впечатлением, пытаясь вспомнить и изобразить сцену из той либо иной постановки. Он заворожено наблюдал за репетициями знаменитейших пьес, которые И. Анненский ставил в рекреационном зале Николаевской гимназии. Древняя Греция манила Рождественского, его восхищали строгие хитоны античных мудрецов и блещущие на солнце латы римских солдат, велеречивые речи мифологических Богов. Театр встал перед ним в строгости божественных очертаний, на классических котурнах, во всевозможных масках настоящего античного быта. Точное соблюдение всех классицистических правил тщательно контролировал сам Анненский.

В третьем гимназическом классе Рождественскому легко далось постижение латыни, которое поначалу он признал за «кропотливое и довольно нудное», однако впоследствии «мерное и плавное звучание» латинской фразы стало для него привлекательней, чем все игры в гимназическом дворе училища. Эта любовь дала Рождественскому силы перевести немало сочинений из Овидиевых «Посланий» или же «Метаморфоз». В юности поэт знал только две больших дороги, которые влекли его сначала вместе, затем немного отклоняясь друг от друга. Это были Пушкин и античность.

В 1907 году семейство Рождественских покинуло Царское село. Для Всеволода это стало неприятным жизненным моментом. Отец семейства был переведен на службу в церковь в Петербурге. Согласно семейной легенде, протоиерей Александр Васильевич Рождественский, отец Всеволода, отслужил в церкви при гимназии панихиду «убиенному лейт. П.П. Шмидту» в 1905 году. Город Царское село навсегда остался для поэта самым родным, впоследствии он считал его источником своих поэтических сил. В своей лирике он тосковал и одновременно превозносил Царское село до небывалых высот.

В новом для себя городе Петербурге Рождественский учился в седьмой, а потом в первой гимназии, увлекался чтением различной литературы и театром, понемногу возобновил литературные труды. Латынь в это время Всеволод изучал вместе с В. Янчевецким (писателем В. Яном, который впоследствии напишет романы о Батые и Чингисхане), также он принимал участие в выпуске гимназического журнала «Ученик». В этом издании появились самые ранние опусы Рождественского. Под впечатлением от грандиозных успехов товарища одноклассники издали на собственные средства книгу его стихов, которая получила название «Гимназические годы». После окончания учебы поэт посчитал сборник собственных стихов «постыдным» и даже стеснялся своего авторства.

В 1914 году Рождественский стал победителем гимназического конкурсв со своим стихотворением, которое он посвятил «Медному Всаднику», и получил в подарок собрание произведений Пушкина. Окрыленный успехами, он в этом же году без труда поступил на историко-филологический факультет университета в Петербурге. В период учебы юный студент тяготел к «Пушкинскому семинару», которым в университете руководил профессор С.А. Венгеров, в обязательном порядке посещал литературные собрания, вечера и кружки.

Студенчество в предреволюционную пору делилось на две группы: аристократическую и демократическую. Рождественский с благоволением относился к демократическому лагерю, приверженцы которого носили синие косоворотки с тужурками и искренне презирали «белоподкладочников» в парадных сюртуках. Конечно же, только на одной одежде различия между группами не заканчивались. Проблемы «прогнившей царской системы» студенты видели не хуже видных политических деятелей, поэтому всей душой предчувствовали надвигающиеся перемены. Тем не менее учеба на филологическом факультете шла своим чередом, в академическом русле. Поэты писали стихи, собирались на собрания в частные квартиры, разбирали существующие школы и течения, которые возникали постоянно. Рождественский в среде самых популярных поэтов современности выделял Блока за силу его «поэтического голоса». Он был кумиром не только Всеволода, но и всех студентов университета.

В осенние месяцы 1916 года Рождественский по «общестуденческому призыву» с третьего курса попал в царскую армию. Здесь от него требовали сдачи экзамена на первый офицерский чин. Перед свержением самодержавия поэт надел погоны прапорщика инженерных войск. Это было тяжелое, но вместе с тем удивительное время трепетных надежд, жизни на волоске, подвигов за новую страну. После Октябрьского переворота армия для Рожественского представляла собой жалкое зрелище, поэтому поэт стремился вернуться в родные стены университета. Альма-матер встретила Рождественского холодными, пустыми помещениями, лишь кое-где малочисленные группки студентов собирались на занятия в ледяных аудиториях. Вся студенческая жизнь, как говорил сам поэт, проходила уже вне университетских стен.

В период с 1919 по 1921 год Рождественский по собственной воле служил красноармейцем, плавал на тральщике, который искал мины в реках и заливах. В 1920 году он возвратился в Петроград, гже жил в легендарной коммуне литераторов — «Доме искусств». Поэт сблизился с М. Горьким, и именно рекомендация писателя помогла Всеволоду вступить в коммуну. Дружба с Горьким началась в 1916 году, вплоть до 1918 года он в качестве репетитора посещал дом Горького, жившего в то время на Кронверкском проспекте. В 1924 году Рождественский вернулся в университет и через пару лет окончил учебу.

В 1921–1926 годы Всеволод Александрович очень много писал. Совмещая учебу с написанием лирических произведений, Рождественский очень скоро опубликовал три книги со стихотворениями: «Золотое Веретено», «Лето», «Большая Медведица». Он сотрудничал с литературными печатными изданиями, заводил множество знакомств с литераторами-современниками. В 1920 году Рождественский поступил на работу в Петроградский Союз поэтов в должности секретаря. Отныне он мог работать вместе с горячо любимым кумиром современности Александром Блоком, который в это время был председателем Союза.

Рождественский продолжал дружить с Горьким. Тот в свою очередь всячески старался наставлять коллегу по литературному делу. В 1921 году писатель привлек Всеволода Александровича к сотрудничеству с издательством «Всемирная литература». Рождественский продемонстрировал свои умения как поэт–переводчик с французского, немецкого и немного английского языка. Это была первоклассная переводческая школа для поэта.

Во «Всемирной литературе» Рождественский сблизился со своим давнишним знакомым Н. Гумилевым. Именно он смог привлечь поэта к участию во 2-м «Цехе поэтов». С С. Есениным Рождественский познакомился еще в 1915 году. Когда произошел трагический случай со всеми любимым новокрестьянским поэтом Есениным, Рождественский был в числе тех, кому суждено было первыми войти в номер гостиницы, где погиб поэт.

С 1927 года Рождественский часто уезжал в Коктебель, в дом к М. Волошину. Именно сюда в начале двадцатого столетия стала съезжаться литературная богема. В Крыму жили А. Толстой, А. Белый, В. Инбер, К. Петров–Водкин и еще многие знаменитые люди искусства.

Жизненный опыт поэта отразился в его стихотворениях. Стихи писались и в военной обстановке, но, как отмечал сам Рождественский, носили немного отвлеченный, книжный характер. Однако в лирике неотъемлемо присутствовала романтическая приподнятость как лирических образов, так и поэтического языка. Она соотносилась с общим настроением подъема, который охватил советскую страну в тот момент, когда она наконец-таки стала «советской».

Во время первых пятилеток поэт странствовал по стране, Рождественскому довелось стать свидетелем грандиозного созидательного труда страны, которая начала, по мнению поэта, оживать. В 1930-е годы Рождественский участвовал в поездках литераторов по восточным республикам СССР. Поэт впервые перевел на родной язык казахского классического поэта А. Кунанбаева, М. Ауэзова и некоторых других. В 1936 году один за другим увидели свет несколько сборников лирики, а затем опубликовали фундаментальное издание — том стихотворений «Избранное».

Когда наступила Великая Отечественная война, Рождественский пошел во фронтовые корреспонденты, все время сотрудничая с армейскими изданиями. Поэт принимал участие в боях, видел смерть на Волховском, Ленинградском, Карельском фронтах, за что был награжден медалями. Этот этап поэт называл едва ли не самым значительным периодом жизненного пути. Своими глазами Рождественский видел прорыв ленинградской блокады, как освобождали Новгород, подвиги при форсировании реки Свирь. В конце войны Всеволод Александрович смотрел на победные салюты прямо у стен Кремля.

В военные годы Рождественский издал три сборника стихов, один из которых рабочие типографии набирали зимой 1943 года в холодном и голодном блокадном Ленинграде — это была книга «Голос Родины». Начатую на фронте работу над «Страницами жизни», мемуарным трудом, Рождественскому удалось завершить только после окончания ВОВ. В ней поэт тепло отзывается о «больших» людях, которых имел честь встречать: о Блоке, Горьком, Толстом, Есенине, Маяковском.

За годы войны поэт проникается благоговением перед природой северного края. В юности его лирика повествовала лишь о знойном солнце в кавказских горах и теплом южном море. После увиденных карельских лесов, озер Ладоги, Онего, волховских краев Рождественский в своих стихах начинает восторгаться полями, тихими березовыми рощами, студеными лесными озерами.

Послевоенные годы дали Рождественскому возможность заниматься тихой и спокойной литературной деятельностью. Он писал стихи, прозаические сочинения, воспоминания, исследовал вопросы творчества Пушкина, сочинил либретто к опере Ю. Шапорина «Декабристы», «Заря над Двиной» Ю. Мейтуса, «Бесприданница» Д. Френкеля, много занимался переводческой деятельностью. Будучи членом редколлегии изданий «Звезда» и «Нева», поэт продолжал постоянно публиковаться. За свою бурную, долгую и счастливую, как он сам говорил, жизнь Рождественский подарил народу более десяти стихотворных книг. В последние годы жизни он завершал работу над исследовательским трудом о Пушкине и находился на финальной стадии подготовки сборника «Психея». Именно он стал последним в творчестве Рождественского и вышел только после кончины поэта и писателя. Всеволод Александрович Рождественский умер в Ленинграде 31 августа 1977 года.

Материал взят с сайта Библиотека Русской Поэзии

Ознакомиться с творчеством Рождественского Всеволода

5 случайных фактов
Наталья Гончарова - жена великого русского писателя А. С. Пушкина была на 10 см выше мужа. По этой причине, бывая на балах, Пушкин старался держаться от супруги поодаль, чтобы лишний раз не акцентировать внимание окружающих на этом контрасте.
Из биографии А. С. Пушкина
Пушкину А. С. принадлежит не менее 70 эпиграфов, Гоголю и Тургеневу И. С. – более 20.
Из архивов русской поэзии
Иногда Пушкин А. С. писал стихи на заказ, например стихи в честь принца Оранского или ода «На возвращение государя императора из Парижа».
Из архивов русской поэзии
Русский поэт и дипломат 18 века Харитон Макентин писал под псевдонимом Антиох Кантемир, который являлся анаграммой его имени.
Из архивов русской поэзии
В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей А. С. Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил: «Я восхищен, я очарован, короче – я огончарован!».
Из биографии Пушкина А. С.