Стихотворение, написанное ранним похмельным утром на обложке роман-газеты «Подруга французского лейтенанта» Джона Фаулза

2 0

И словно кибернетик кибернетику,
Что утром пьёт отнюдь не «каберне»,
Я заявляю Вам, mon cher, долой патетику,
Вы сами знаете, что истина в вине.

Пусть я не Станиславский и не Данченко,
В душе я тоже, братец, — режиссёр,
И пусть стихи пишу порой довольно мрачненько,
Поймёт меня трагический актёр.

Ты говоришь – exigi monumentum,
Но в этой жизни я не сибарит.
Пусть не заснята жизнь моя на ленту,
Но и душа моя об этом не болит.

И пусть я не читаю Джона Фаулза,
Пелевин с Борхесом мне всё же по плечу,
Но в «Жизни насекомых» будет пауза,
Когда я «Розу Парацельса» захочу.

Пойми, мой друг, что наша жизнь не лето,
И мы уйдём, чуть оттолкнувшись от земли.
Порой становится душа поэта
Узором на салфетке эС. Дали.

Я не отвергну рифму за незнанием,
И обо мне не раструбят по ИТАР-ТАСС,
Не изменю той первой клятве знамени,
Где как огонь горит «In vino veritas!»

Стихотворение, написанное ранним похмельным утром на обложке роман-газеты «Подруга французского лейтенанта» Джона Фаулза
Понравилось?
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Русский поэт и дипломат 18 века Харитон Макентин писал под псевдонимом Антиох Кантемир, который являлся анаграммой его имени.
Из архивов русской поэзии
В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей А. С. Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил: «Я восхищен, я очарован, короче – я огончарован!».
Из биографии Пушкина А. С.
Сколько в мире памятников российскому поэтуПушкину? Ответ на этот вопрос содержится в книге воронежского коллекционера открыток Валерия Кононова. Во всем мире их — 270.
Абстрактное
Рукописи Пушкина всегда выглядели очень красиво. Настолько красиво, что прочесть текст было практически невозможно.
Из архивов русской поэзии
Самый разборчивый почерк был у Сергея Есенина , за что его издатели не раз благодарили.
Из архивов русской поэзии