За свободную веру

291 0

1.

Стучали так тяжко тюремные двери
И цепи гремели, когда их вели.
Сквозь петли решетки как дикие звери
В волненьи столпились пред нами они.

Их лица к решетке сначала в молчаньи
Прижалися жадно, родных и друзей
Ища между нами… И только бряцанье
Мне душу терзавших звучало цепей…

Потом — закричали они за решеткой!
И мы, чтоб могли нас они услыхать,
Кричали! Надрывно ревели сто глоток.
То ад был. Мне жутко сейчас вспоминать!

Средь лязга цепей арестантов кандальных,
Средь бритых убийц я его увидал.
Но взор не унылый, но взгляд не печальный
Сквозь петли решетки его мне сиял.

Сквозь петли решетки худое смотрело
Лицо, изможденное долгой тюрьмой,
Но ласка такая в том взоре глядела,
Что радость мне хлынула в душу волной.

Так вот он — борец за свободное слово,
Борец за свободную веру души,
Мужицкий апостол ученья Христова,
Страдалец за слово и дело любви!

Травимый, как зверь, из селенья в селенье
Ходил он, и в царстве насилья и слез
Любви он великой благое ученье
Народу, во мраке страдавшему, нес.

Призывом великой любви и свободы
Он бога, он новую душу будил
В сердцах угнетенных и темных народа.
Он мертвых душою взывал из могил.

За ним по пятам его кралось гоненье:
«Как смел он о боге, мужик, рассуждать!
«Как смел он Христа возглашать им ученье,
«К свободе рабов и слепцов призывать?!

«Как смел он учить, что не храмы, моленья,
«А дух, преисполненный братской любви,
«Угоден лишь богу, что в нем лишь спасенье
Для мира, тонущего в братской крови!».

Попы и урядники вместе травили,
И темные люди, крещеная тьма,
Его с беспощадной жестокостью били.
О нем объявили: сошел он с ума!

И в доме безумных три года держали.
Но выйдя, он снова по селам шагал,
И снова свободные речи звучали,
И снова к любви и к свободе он звал.

Теперь из острога в острог его гнали
С цепями на честных рабочих руках
В немые, дремучие, дикие дали,
Чтоб сгас он навеки в сибирских снегах.

Сквозь крик, сквозь цепей неумолчных бряцанье
«Брат милый! — мне ласковый голос сказал: —
«Здесь столько работы! Здесь столько страданья!
«Здесь столько я алчущих братьев сыскал!

«Здесь братья изныли от смертного плена
«В когтях у порока, разврата и тьмы.
«Полны здесь безумной жестокостью стены,
«Отчаянья и злобы полны здесь умы.

«Здесь души в острожной гниют преисподней,
«В безбожьи, в распутства и пьянства гною.
«Здесь нужен так голос о правде господней!
«И малое я, что могу, им даю…».

2.

И ярко виденье вдруг встало пред мною:
Средь каторжных братьев на нарах сидел
Он в камере, полной вонючею мглою,
И песнь им о боге вселюбящем пел.

Евангелье им он читал. И злодеи,
Убийцы так жадно внимали стихам,
Как-будто у светлых озер Галилеи
Христос об отце говорил рыбакам.

Убийцам, злодеям, чьи страшные руки
В безвинной забрызганы были крови,
Он в бездне паденья, во мраке их муки
Раскрыл им великое солнце любви.

В душе их преступной, презренной, убогой,
Которую мир растоптал и проклял,
Раскрыл он живого великого бога!
Он божьего сына в убийце признал!…

3.

Я видел его на этапах далеких:
Он слабым служил и ходил за больным.
С дитёй каторжанским он ночью глубокой
Возился с недужным и пел он над ним.

Я видел, как каторжных злоба стихала
От слов его речи любовно-простой,
Конвойных взбешенных рука упадала,
Поднявшись над каторжной рабской спиной.

Я видел: в якутских улусах, с работой
В руках неустанных и с лаской в устах,
Будил он и словом и братской заботой
Великие чувства в якутских сердцах.

Я видел, как всюду Христово ученье,
Как солнце, высоко он нес над собой
В безгласные дебри, в снега поселенья,
Свет веры везде разливая живой.

И знал я — нет власти на свете, нет силы,
Могущей заставить его отступить.
Ни цепи, ни пытки, ни штык, ни могила —
Не может ничто его душу сломить!

Все, все пронеслось предо мною в мгновенье,
Что ждет его сердце на крестном пути:
Все скорби, все муки… и радость служенья
Любви, бесконечной, великой любви!

Свиданью конец. И гремели цепями
Опять каторжане, столпившись в дверях.
Последний привет он послал мне очами
И скрылся навеки в острожных стенах.

Но, кажется, все он стоит предо мною,
И речь его жадно сквозь крик я ловлю,
И свет его в сердце мне льется волною
И душу высоко подъемлет мою!

За свободную веру
Понравилось?
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Известно, что Пушкин А. С. был очень любвеобилен. С 14 лет он начал посещать публичные дома. И, уже будучи женатым, продолжал наведываться к "веселым девкам", а также имел замужних любовниц.
Из биографии А. С. Пушкина
Интересно, что у поэзии есть свой праздник. В 1999 году по инициативе ЮНЕСКО был учрежден Всемирный день поэзии, который отмечается 21 марта.
Абстрактное
Интересный факт: русскоязычные поэты могут использовать 5 различных стихотворных размеров, а арабские – 28.
Абстрактное
Статистический анализ 3,7 тысяч стихотворений русских поэтов показал, что «самым поэтичным» деревом является береза, которая упоминается в 84 стихотворениях. На втором месте находится сосна (51 упоминание), а на третьем – дуб (48 упоминаний).
Из архивов русской поэзии
В русской поэзии самое длинное название своему стихотворению придумал Гавриил Романович Державин. Оно звучит как «Желание зимы его милости разжалованному отставному сержанту, дворянской думы копиисту, архивариусу без архива, управителю без имения и стихотворцу без вкуса».
Из архивов русской поэзии