Желание спокойствия (Из соч. Г. Клейста)

Ручей, по камешкам бегущий
Прозрачной, быстрою струей,
Когда твой шум, ко сну влекущий,
Услышу в радости моей?
Блажен, кто при водах сребристых,
На берегах твоих тенистых
Внимает птиц поющих глас!
А я, хоть мест сих удаленный,
Хоть всюду бедством окруженный,
Но мыслю о тебе всяк час.

О, прелести лугов отрадных,
Полянки меж густых древес!
Мрак рощей и лесов прохладных,
Лазурный чистых свод небес!
О, пруд среди долины злачной,
Где часто я в струе прозрачной
Багряной зрел Авроры вид,
Цветы, росою окропленны,
Лучами солнца озаренны!
Ваш блеск от глаз моих сокрыт,

О ты, что прежде с шумом громким,
В тени, под сводом из ветвей,
В дубраве, повтореньем звонким
Звучало песни глас моей;
В восторге сидя где великом,
Взывал Дорису частым кликом
И был отзывом восхищен, —
Вещай днесь, эхо, раздаваясь:
Неужли, бедствами питаясь,
Спокойства я вовек лишен?

Тобою прежде наслаждался
Среди моих спокойных дней,
В сладчайшей радости питался
Восторгами души моей.
Всё мне приятность изливало,
Всё взор и слух мой восхищало,
А днесь лишен я сих отрад.
Там зрел поля, леса густые,
А здесь удары смерти злые —
Грозящий разрушеньем ад.

Как вихрь с ужасным ревом воет
И пыль, бунтуя, вверх крутит,
Луч солнца мрачной тучей кроет,
Свирепы ужасы родит,
Поля песками засыпает,
В окрестности губит, ломает
Кустарник и дремучий лес, —
Так от руки врагов суровых
Везде следы губительств новых,
Дым черный всходит до небес.

Луга и нивы подавляют
И разоряют вертоград;
Древа с плодами пожигают
И льют везде свирепства яд.
Младая, нежная супруга
В любезного днесь видит друга
Вонзенный смертоносный меч;
В последний раз его лобзает,
Слезой труп хладный обмывает,
Стенаньем прерывая речь…

Родитель, в ужас погруженный,
Младенца за собой ведет.
О плод, к напастям порожденный!
Почто узрел ты солнца свет?
Вдруг пули с свистом прилетают,
Навек их очи закрывают,
Несчастных дней пресекши нить.
Сестра о брате там рыдает,
Здесь мать при детях жизнь кончает,
Враги стремятся всех губить.

Свирепством ветра разъяренный
Когда бунтует океан,
Летит чрез бреги устрашенны,
Погибелью грозя странам;
Бессильны все к спасенью средства,
Отвлечь ничто не может бедства,
Пучина всюду власть берет, —
Так огнь траву в лугах снедает,
Дубравы в пепел превращает,
Губит плоды столь многих лет.

Подобно как со тверди звездной
Падет бесчисленность комет
И мрачною хаоса бездной,
Разрушивши, творит сей свет, —
Так бомбы, смерть в себе носящи,
Всеместный трепет, страх творящи,
Сквозь воздух, пламенны, падут, —
Свирепством гибель причиняют,
Ломают, жгут и разрушают,
Тела на мелки части рвут.

Плоды художества и знанья,
Чем столь Коринф прославлен был,
Великолепны, пышны зданья,
Где вкус изящность находил,
Пылают, тлеют, упадают,
Людей собою подавляют
И землю тяжестью трясут;
Вопль, крик и стоны раздаются,
Повсюду жалобы несутся,
Повсюду ужасы живут.

Земля телами покровенна,
Лиется кровь из свежих ран, —
Рука, тиранством ополченна,
Терзает жителей сих стран,
Валит столбами дым сгущенный;
Народ, отчаянный, смущенный,
Пожар гасить стараясь, мрет.
Кого огонь не пожирает,
Тот пуль свирепством исчезает, —
Пощады нет от лютых бед.

Подкоп, селитрой начиненный,
Земли кремнисто недро рвет;
Удар, сим звуком причиненный,
Сердца дальнейших гор трясет.
Дрожит, трепещет вся природа,
Летит из бездны смерть народа,
Поля, долины и леса
Помост горящих трупов кроет…
Так вихрь огня в Везувьи воет
И мещет камни в небеса.

Хоть Феб лучи свои скрывает,
Хоть стелется нощная тень,
Но пламя мрачность освещает
И претворяет в ясный день;
Повсюду бледный ужас сеет,
Твердь неба рдится и багреет,
От жара с кровель медь течет,
Свист ядер, пуль и огнь ревущий
Являют ад и тартар сущий,
Луны и звезд мрачится свет.

О Марс! бог браней вредоносных!
Доколе крови смертных течь?
И без твоих ударов злостных
Себе мы в грудь вонзаем меч.
Страстей под игом воздыхаем,
Друг друга в злобе угнетаем,
Врагами мы стремимся быть.
Нас гордость в рабство заключает;
Скупой богатства собирает,
Могущие ему вредить.

Судья, прибытком ослепленный,
Весами истины кривит;
Обман, лукавством ухищренный,
Личиной дружества прикрыт;
Блеск злата пастыря прельщает,
Грехи за деньги он прощает
И после смерти рай сулит.
С коварством зависть водворилась,
Пороком общим учинилась,
Льстецу повсюду вход открыт.

Таланты ближних осуждаем
И их стараемся затмить;
Свои лишь страсти выхваляем,
Дабы для всех примером быть,
В глаза кто хвалит и лобзает,
Заочно клеветать дерзает,
В число разумных тот включен.
Кто ж правду говорить умеет
И о пороках сожалеет,
Тот всеми изгнан и презрен.

Когда блестящими лучами
Тебя Фортуна озарит,
Тогда ты окружен друзьями
И будешь славою покрыт.
Когда же блеск ее затмится,
К тебе почтенье истребится,
Оставлен будешь ты от всех.
Великой дух не унывает,
Толпу глупцов сих презирает,
Но в обществе родится смех.

Хоть кто вслед мудрости стремится,
От предрассудков удалясь,
Отстать от честности боится,
Страстей в пучину погрузясь, —
Но от примеров развращенных
Злой роскоши порабощенных
В порок невольно он впадет;
Как в быстры воды погруженный,
И сил, и помощи лишенный,
Плывет, куда река влечет.

Везде напасти мы встречая,
Живем средь горестей и бед!
Я, часто слезы проливая,
На сей в тоске взираю свет.
В унынье дух мой погруженный,
Порочной жизнью устрашенный,
Быть добродетельным велит.
Но младость очи осушает
И огнь сей в сердце потушает, —
К блаженству смертным путь сокрыт.

К прибытку алчность ощущая,
Пускайтесь в грозный океан!
Жемчуг на дне искать желая,
Ищите купно смерти там;
В горах пещеры вырывайте,
Блестяще злато доставайте,
Богатством покупайте честь,
Чтоб в беспокойствах повсечасных
И злоключениях ужасных
Несчастно дни свои провесть.

Сооружайте пышны зданьи,
Чтоб в негах, в роскошах дышать,
Изящностью индийских тканей
Старайтесь домы украшать;
Ликуйте в пиршествах вседневных,
На ложах спите позлаченных
И после смерти на гробах
Поставьте мраморы столбами, —
Вы зрите пышность пред очами,
А я зрю — камень, землю, прах.

Геройством суетным пылайте,
Свирепствуйте повсюду вновь,
В полях тирански проливайте
Мечом людей невинных кровь,
Чтоб имя ваше прославлялось
И, с жизнию не пресекаясь,
Могло в подсолнечной греметь, —
Но может ли воображенье
Вам дать столь сладко утешенье,
Как будете вы в гробе тлеть?

Почто прельщаетесь напрасно
Скоропреходной сей тщетой?
Почто вы столь влюбленны страстно
В порок, покрытый красотой?..
Хотя я счастием превратным
Не сделан сильным, громким, знатным,
Но жребием блажен своим!
Спокойствие меня прельщает,
А всё, что пышностью блистает,
Предоставляю я другим.

Явитесь взору, испещренны
Луга цветущей муравой,
Где горы, холмы возвышенны
Своей гордятся красотой;
Где, все печали забывая,
Одну приятность ощущая,
Питал мой дух восторгом сим,
В тени древесной прохлаждался,
Ручья журчаньем восхищался,
А не песком его златым.

С предметом милым разлученный,
Стеня, любовник слезы льет;
В печаль жестоку погруженный,
Он ненавидит целый свет,
Рассудка голосу не внемлет,
Отчаянье его объемлет;
Разлуки тяжесть он неся,
Унынием себя питает,
Охотно горесть умножает,
Бежит в дремучие леса.

Так я всечасно воздыхаю.
Луга и рощей мрачна тень!
Я вас всегда воспоминаю;
Придет ли сей желанный день,
Чтоб, к вам от мест сих преселившись
И видом вашим насладившись,
Покой с отрадой я вкусил
И во пределах безмятежных,
В объятиях Дорисы нежных
Навек глаза мои закрыл!

Нравится Нравится
Комментарии на "Желание спокойствия (Из соч. Г. Клейста)"
  • Выскажите первым свое мнение. Перед тем как прокомментировать, будьте добры, зарегистрируйтесь, пожалуйста, на сайте (если Вы еще этого не сделали).
Добавить комментарий