Фоняков Илья Олегович

Фоняков ИльяИлья Олегович Фоняков родился 17 октября 1935 года в городе Бодайбо Бодайбинского района Восточно-Сибирского края, ныне Иркутской области, где в это время работал его отец Олег Антонинович Фоняков (1899, Луганск — 1938), главный инженер геологоразведочного управления треста «Лензолото», 31 декабря 1936 года арестованный и расстрелянный в Читинском лагере 2 февраля 1938 года. Мать — Наталья Николаевна Фонякова (урождённая Колоколова) (1912—2002), филолог.

После ареста мужа мать с маленьким Ильёй вернулась в Ленинград. После эвакуации из блокадного Ленинграда они жили в селе (ныне город) Макушино Курганской области с 1942 по 1945 год, затем вернулись в Ленинград, где в 1952 году Илья окончил 222-ю среднюю школу (быв. Петришуле) и в 1957 году — отделение журналистики филологического факультета Ленинградского университета.

Работал литературным сотрудником в газет «Советская Сибирь» (Новосибирск, 1957—1962) и собственным корреспондентом «Литературной газеты» по Сибири: в 1962—1974, в 1974—1997 — собственный корреспондент по Ленинграду.

Илья Фоняков печатается с 1950 года (стихотворение «За мир» в газете «Большевистское слово», город Пушкин). Первая журнальная публикация — 2 стихотворения в журнале «Звезда» (1955. № 9). Первая книга стихов «Именем любви» выпущена Ленинградским отделением издательства «Советский писатель» в 1957 году.

Его ранняя лирика живо отражает молодёжные настроения тех лет: здесь и романтика студенческих комсомольских строек, и безоглядное желание «вглядеться в простор не открытой земли», и рассуждения о «сущности атомной войны», и мечта о «смеющихся людях», строящих светлое будущее социалистической страны. Эти стихи Фонякова подкупали — особенно сверстников — своей искренностью.

Член Союза писателей СССР (после распада СССР — Союза писателей России) с 1961 года.

Как профессиональный журналист, Илья Фоняков выступал во многих литературных жанрах:

  • ему принадлежат сборники проблемных очерков («Доверительный разговор», 1975; «Пятьдесят писем из председательской папки», 1982);
  • путевые записки («Восточнее Востока. Полгода в Японии», 1987; «Зеленая ветка Вьетнама», 1989);
  • литературные портреты («Сергей Марков», 1983), заметки, касающиеся поэзии («Сказать несказанное», 1968; «Похвала точности», 1977) и разных областей культуры.

Поэт с горечью констатировал, что в новых исторических обстоятельствах гражданское общество в России морально деградировало («Разговор о демократии», «К вопросу о партийности»), прежнее «шаткое равновесие» между человеком и государством нарушилось. Безволие и нищета надломили народ: «Все говорят. Никто не отвечает» («В августе девяносто первого. Репортаж в сонетах»). В искусстве правит бал «непредсказуемая вульгарность» («Антигерой»). Поэзия оказалась в загоне — но вопреки всему она все-таки неистребима, «еще живут баллада и сонет», и, значит, есть надежда — «остаться такими же, как были», и жить — «как дерево растет».

Член Союза журналистов СССР (после распада СССР — Союза журналистов России).

Илья Фоняков на презентации второго издания книги «Поэты, которых не было»

Судьба лирического героя Ильи Фонякова в значительной степени обусловлена осознанием исторического поворота середины пятидесятых, приведшего в результате — через 40 лет — к распаду Советского Союза и смене социального строя в России.

Неудивительно, что поздние стихи поэта прямо перекликаются с его юношеской лирикой («Воспоминание о студенческой стройке», «Ностальгия»), критически вбирая в себя приобретенный поэтом жизненный опыт. Задаваясь в 1990-х вопросом — кто виноват в случившемся со страной? — иронизируя: «Тиран жесток, безжалостна Система, но и соседи хороши…», поэт нелицеприятно высказывается о народе, видя в нём самом причину всех бед: «А может, хватит плакать о народе, / Сочувствовать ему и сострадать? / При всякой власти, при любой погоде / Все от него — и зло, и благодать.» («А может, хватит…»).

Илья Фоняков активно выступал как переводчик (он переводил поэзию с английского, вьетнамского, латышского, киргизского, шведского, с языков народов Сибири (алтайского)). Им издан ряд монографических (им одним выполненных) переводных сборников (Имант Зиедонис. Смола и янтарь. 1965; Омар Султанов. На ветрах Иссык-Куля. 1973; Августин Маннергейм. Память боли. 1999; Ссорен Соренсен. Дни сомнений. 2001 и др.).

Постоянно совершенствуя форму и заботясь о проработке художественной ткани своих стихов, Фоняков проявлял подчеркнутый интерес к сонету («Сонеты с улицы и двора», «Сонеты встречных», «Карабахские сонеты» и т. д.) и палиндромону («Стихи с палиндромонами», «Парад палиндромонов»). Излагая свои поэтические принципы («Письма о поэзии к другу в Иркутск», 1984), он в первую очередь воздавал «похвалу точности».

Диапазон литературных акций Ильи Олеговича Фонякова весьма широк, в частности, заслуживают внимания составленная им антология «Поэты, которых не было» (российские поэтические мистификации XX века), Санкт-Петербург, 2000, (второе издание вышло в 2005 году).

В начале 2006 года состоялась презентация этого уникального сборника, на которой выступали поэты Санкт-Петербурга работающие в «этом жанре», готовился третий (более расширенный) выпуск этой книги.

В 1999 году Илья Фоняков выпустил мемориальный сборник, посвященный отцу — Олегу Антониновичу Фонякову, погибшему в 1938 году и реабилитированному лишь 12 ноября 1997 г. Книга составлена из произведений разного жанра: прозы, стихотворений и воспоминаний (О.А. Фоняков, «Ночь накануне»: стихи и проза. СПб., 1999).

Илья Олегович Фоняков умер 23 декабря 2011 года в Санкт-Петербурге. Похоронен на Комаровском кладбище (урновый участок).

Читать стихи Ильи Фонякова

5 случайных фактов
Имя Светлана не является исконно славянским. Оно было придумано и впервые использовано поэтом Востоковым А. Х. в романсе «Светлана и Мстислав», а широкую популярность получило после выхода в свет баллады Жуковского В. А. «Светлана» в 1813 году.
Из архивов русской поэзии
А в знаменитый лицей Пушкин А. С., оказывается, поступил по блату. Лицей основал сам министр Сперанский, набор был невелик — всего 30 человек, но у Пушкина был дядя — весьма известный и талантливый поэт Василий Львович Пушкин, который был лично знаком со Сперанским. Уж не знаю как чувствовал себя дядя впоследствии, но в списке успевающих учеников, который подготовили к выпускному вечеру, Пушкин был вторым с конца.
Из биографии А. С. Пушкина
Первая дуэль А. С. Пушкина случилась в лицее, а вообще его вызывали на дуэль больше 90 раз. Сам Пушкин предлагал стреляться больше полутора сотен раз. Причина могла не стоить выеденного яйца — например, в обычном споре о пустяках Пушкин мог неожиданно обозвать кого-нибудь подлецом, и, конечно, это заканчивалось стрельбой.
Из биографии А. С. Пушкина
Еще у Пушкина А. С. были карточные долги, и довольно серьезные. Он, правда, почти всегда находил средства их покрыть, но, когда случались какие-то задержки, он писал своим кредиторам злые эпиграммы и рисовал в тетрадях их карикатуры. Однажды такой лист нашли, и был большой скандал.
Из биографии А. С. Пушкина
А вот что пишут о Пушкине А. С. иностранцы. Оказывается, Евгений Онегин — это вообще первый русский роман (хотя и в стихах). Так написано в «Британской энциклопедии» редакции 1961 года. Там же написано, что до Пушкина русский язык был вообще не пригоден для художественной литературы.
Из биографии А. С. Пушкина
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон