Два голубя

662 0
Rate this post

Я лаком до чужова —
Держуся слова
Творца того,
Который говорил, что хорошо, его —
Но то опасно,
Чтоб не украсть муки пшеничный напрасно,
И чтоб пирог затеян мной
Не вышел оржаной.
Два были голубя друзья сердечны
И провожают дни приятны и беспечны.
Один постарей был, другой
Был молодой;
Весну прелестную лишь видел он однажды;
Их дело было то, чтоб вместе ворковать
И вместе поклевать
И вместе на ручей для утоленья жажды.
Однако ж молодой затеял голубок
Лететь за море;
Другому голубю то было горе; —
Был голубь опытен и ум имел глубок,
И говорил товарищу любезну:
Ты не хорошу мысль питаешь, не полезну;
Готовишь множество себе печалей, бед;
Зачем летать! здесь тот же солнца свет.
Осиротею, я начну терзаться,
Худое о тебе мне будет все казаться,
Что голоден, не сыт, что без покрова ты,
Пускай мечты,
Но сердцу нежному гораздо больны.
Кто странствовал, беды тот претерпел довольны.
Что шаг,
То враг;
Глубоки воды,
Небесны непогоды
И коршун и орлы
Изображения во сне представят злы.
Что Ментор ни поет, все было то бесплодно;
Незрелый любит ум лишь поступать свободно.
Так голубь молодой
Нашел причины многи,
Достаточны предлоги,
И говорит: одной
Весной
Путь кончу свой.
Чрез путешествие хочу себя наставить,
Как голуби живут, и там и сям узнать;
Худое пренебречь, что хорошо занять;
Рассказом, возвратясь, тебя хочу забавить.
Я молод и в поре,
Я голубь, а не крот, мне стыдно жить в норе;
И наконец — пришлося расставаться,
Слезами обливаться.
И голубь молодой в минуту полетел,
Куда хотел.
Оставил он гнездо, спустился в поле,
Помахивал крылом мой голубок на воле.
Случились там поставлены силки,
Куда несмысленны, валятся голубки.
В них голубок попал, сидел в темнице,
Кой-как разгрыз зубами узелки
И волю получил, не даром птице
Она пришла.
Оставил перушки мой голубь из крыла;
А что он в полону силковом находился,
Ногой с веревкою сцепился
И как цепь во изобличение унес,
Когда опять летать пустился.
Лишь голубь осмельчал, там гнев небес
Постиг его: и дождь и град жестокой
Пробили до костей, и листьев кров широкой
На дереве не спас; — страдает голубок.
Едва обсохнул лишь, пустился ястребок
За ним на ловлю;
Напасти бегая, в деревне сел на кровлю.
Робенок камешек схватил
И в голубя пустил.
Пошла стрела в свою дорогу
И прямо к голубю в крыло и в ногу;
Хоть камень голубя не сшиб,
Попал ноги он в самый сгиб.
Несчастный голубок терпя судьбину строгу
Хромой
Летит домой
И крылышко таскает,
О путешествиях и рта не разевает.

Rate this post
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Песня «Мохнатый шмель», которую исполняет Никита Михалков в кинофильме «Жестокий романс» – это положенное на музыку стихотворение Григория Кружкова «За цыганской звездой». Однако мало кто знает, что стихотворение Кружкова – это вольный перевод стихотворения Редьярда Киплинга “The Gypsy Trail”.
Абстрактное
После начала Второй Мировой войны Марину Цветаеву отправили в эвакуацию в город Елабуга, что в Татарстане. Упаковывать вещи ей помогал Борис Пастернак. Он принёс верёвку, чтобы перевязать чемодан, и, заверяя в её крепости, пошутил: «Верёвка всё выдержит, хоть вешайся». Впоследствии ему передали, что именно на ней Цветаева в Елабуге и повесилась.
Из биографии М. Цветаевой
7 августа 1921 г. ушел из жизни один из самых заметных поэтов-символистов Серебряного века Александр Блок. Ему было 40 лет. Весной 1921 г. он почувствовал себя неважно, после у него поднялась температура и за 78 дней он скончался, оставив в недоумении родных и врачей, которые так и не смогли поставить ему диагноз.
Из биографии А. А. Блока
Владимир Маяковский подарил своей возлюбленной Лиле Юрьевне Брик кольцо с её инициалами — «Л Ю Б». Будучи расположенными по кругу, эти буквы складывались в бесконечное «ЛЮБЛЮ».
Из биографии В. В. Маяковского
7 июля 1965 года на Ваганьковском кладбище была похоронена советская поэтесса Вероника Тушнова. Ее сборники не лежали на прилавках книжных магазинов и не стояли на библиотечных полках. Считалось, что исповедальность ее поэзии, щемящая откровенность чувств не совсем созвучны времени коллективного энтузиазма… И даже после так называемой перестройки стихи этой поэтессы оставались в таком же непочете у издательств России.
Из биографии В. М. Тушновой