Сущий пустяк

1 690 1
5/5 - (2 голоса)

Жил когда-то в местечке Хeлом богач Хаим-Бер.

Однажды в жаркий день он решил искупаться в реке, а
плавать он не умел.
Услыхали его крики, прибежали кто с чем был:
сапожник с колодкою в руке,
парикмахер с ножницами, портной с сантиметром на шее.
Но было уже поздно.
Лишь одежда Хаим-Бера осталась на берегу.

Люди вздыхали, охали. То, что Хаим-Бер утонул, это было
ещe ничего. Плохой
человек был этот Хаим-Бер, первый богач Хелома. Но
Эстер- охл, жену
Хаим-Бера, в Хеломе уважали. Каждую пятницу в доме
богача резали кур к
субботнему обеду. И Эстер- охл всегда отсылала
беднякам потроха. Как же
теперь быть? Кто решится сказать ей о несчастье? Ведь у
вдовы такое доброе и
слабое сердце!

И вот из толпы выступил Шлeма-водовоз. Он был
длинный, тощий, сутулый. В
маленьком картузе и огромных сапогах.

— Я беру это на себя,— сказал Шлeма-водовоз.— Уж я
придумаю что-нибудь
такое, чтобы помягче сообщить бедняжке о случившемся.

Он взял одежду Хаим-Бера и направился к его
дому. Добрая Эстер- охл сидела на крылечке и пила
чай с вареньем. Причeм варенье она брала полными
ложками из большой банки.

— Добрый день, уважаемая Эстер- охл,— сказал
Шлeма-водовоз.— Я к вам. И,
как видите, не с пустыми руками. Иду я сейчас берегом
реки, и что я вижу? Вы
себе не представляете, Эстер- охл!..

Вижу, в воздухе летит
Чья-то шляпа с лентой серой.
Вижу, шляпа Хаим-Бера.
Как еe мне не узнать!
Шляпа, шутка ли сказать!
Это же не просто шляпа,
Ведь еe не бросишь на пол.
Это шляпа Хаим-Бера!
Богача! Миллионера!
И летит она, как птица.
И подумал я тогда:
«Не дай бог ей опуститься
Там, где грязь или вода.
Шляпа может зацепиться
За осину, например.
Будет дерево гордиться,
Будто это Хапм-Бер!»

Но не волнуйтесь, Эстер- охл. Со шляпой ничего не
случилось. Я догнал еe и
поймал. Вот она, шляпа Хаим-Бера, богача, перед
вами. И то, что она цела и
невредима, это уже хорошо.

Иду я дальше. И что же я вижу?

Вижу я — летят штаны
Необъятного размера.
Это ж брюки Хаим-Бера!
Как же мне их не узнать!
Брюки, шутка ли сказать!
Это же не просто брюки,—
Нет таких во всей округе!
Это брюки Хаим-Бера!
Богача! Миллионера!
И летят они, как птица.

И подумал я тогда:
«Не дай бог им опуститься
Там, где грязь или вода.
Брюки могут очутиться
В огороде, например.
Тыква будет в них рядиться,
Будто это Хаим-Бер!»

Но успокойтесь, уважаемая Эстер- охл! Ничего плохого
со штанами Хаим-Бера не
случилось. Я погнался за ними, словно мне двадцать
лет. Я бежал за ними так,
будто руки мои не скрючены работой и ноги не в тяжeлых
мокрых сапогах. И вот
они перед вами — дорогие штаны Хаим-Бера. И это, как
вы понимаете, ещe раз
хорошо.

Я должен вам сказать, что поймать штаны и шля-
пу было

Трудно, но не слишком.
А летящую манишку
Было мне поймать трудней.
Но, как видите, я с ней.
Вот и галстук Хаим-Бера,
Богача, миллионера!

И это, конечно, уже четыре раза хорошо.

А если, добрая Эстер- охл, я к этому добавлю, что
Хаим-Бер утонул, так вы же
умная женщина и, конечно, поймeте, что на столько раз
хорошо один раз
плохо — сущий пустяк.

5/5 - (2 голоса)
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии
  • Галина

    Недавно открыла творчество поэта Овсея Дриза. Тонкий юмор, четкий ритм, уносящий в какое то необыкновенное путешествие, где хорошо, уютно и грустно и весело.. мастерски передается атмосфера, ничего лишнего, все дышит и живёт.

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Когда Маяковский ввёл в употребление свою знаменитую стихотворную «лесенку», коллеги-поэты обвиняли его в жульничестве — ведь поэтам тогда платили за количество строк, и Маяковский получал в 2-3 раза больше за стихи аналогичной длины.
Из биографии В. В. Маяковского
Русские поэты обогатили родной язык многими новыми словами, которые мы сегодня считаем обиходными. Благодаря стихам Игоря Северянина в наш лексикон вошло слово «бездарь», Велимир Хлебников придумал слово «изможденный» и дал название профессии летчика – до этого летчиков называли авиаторами.
Из архивов русской поэзии
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
© 2008 - 2024 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон