Добрый доктор айболит

10 0

(по Гью Лофтингу)

1. В нашей сказочной стране,
На российской стороне,
Жил когда-то в стольном граде,
В знаменитом Петрограде,
Чуть застенчивый на вид,
Добрый доктор Айболит.

2. Был не слишком он речист,
Не высок и не плечист,
Лысоват, с седой бородкой,
С быстрой лёгкою походкой,
Был он смел, силён, поджар,
Был не молод и не стар.

3. Он не пил и не курил,
Понапрасну кровь не лил,
Скальпель редко применяя,
Больше мазям доверяя,
Мог один или сам-друг
Исцелить любой недуг.

4. Он со старшею сестрой
(Был в то время царский строй)
Жил на Мойке дом четыре
В многокомнатной квартире,
Где сестра его вела
Все домашние дела.

5. Очень скромно доктор жил,
Но со всеми он дружил.
Только вот с сестрой Варварой,
Девой вздорной, злой и старой,
Ладить доктор не умел
И едва-едва терпел.

6. А лечил он всех подряд.
Знал его весь Петроград.
За умелое леченье
Щедрым шло вознагражденье.
Мог бы стать он богачом,
Не нуждаться б мог ни в чём.

7. Только без обиняков
Он лечил и бедняков.
Брать с них деньги было стыдно.
А Варваре-то обидно:
И корми их, и пои –
Плачут денежки мои!..

8. Но не тут пришла беда.
Поначалу, иногда,
Ну как бы случайно, в двери
Заходить вдруг стали звери.
То шпаной избитый кот,
То больной дрожащий крот.

9. А однажды, чуть жива,
Добралась к нему сова.
Воробей с крылом подбитым
Постучал в окно сердито,
Зачирикал: «Чик-чирик!
Я к разбою не привык!»

10. И на возглас: «Ай, болит!» –
Откликался Айболит,
Кто б к нему не обратился.
Но в зверинец превратился
Тихий и спокойный дом:
Не квартира, а содом!

11. Тут уж люди, стало быть,
Стали реже приходить.
Бедняки ли, богачи ли –
Их такому не учили,
Чтоб лечился там народ,
Где звериный лечат род!..

12. Так проходит много дней,
Жить становится трудней.
Началась в квартире свара.
Звери воют, а Варвара
Прямо вся аж извелась,
Утопиться собралась.

13. Айболит в большой нужде.
Нету помощи нигде.
Здесь, на мостовой булыжной,
Труд его стал не престижный.
Порешили всё ж – внемли! –
Прокормиться у земли.

14. У реки построен дом.
Сад растёт при доме том.
Огород усердно вскопан.
Тополя, цветы у окон.
Утки плавают в реке.
Лес шумит невдалеке.

15. Красота тут и простор!..
Позабылось время ссор,
И Варвара оживилась:
Столько снеди появилось!
Сыты звери, доктор сыт.
Вновь их лечит Айболит.

16. Но не просто он лечил.
Он ещё их приучил
Помогать сестре в хозяйстве.
Ведь в безделье и зазнайстве,
Говорят, и мухи мрут.
А больным полезен труд!

17. А ещё он в лес их брал.
Там он с ними собирал
Для леченья, на лекарства
Дань с растительного царства:
Травы, почки, черешки –
И вершки и корешки.

18. Каждый что-то приносил.
Столько – сколько было сил.
Например, собака Авва
(Ей всё это – как забава)
Наносила натощак
Трав целебных полный бак!

19. Ей подстать свинья Хрю-Хрю.
Ранним утром, под зарю,
Было корешков нарыто
Ею целое корыто.
И хвалил их Айболит:
«Молодцы вы!» – говорит.

20. С делом справилась едва
Бумба – мудрая сова,
Та, что нежилась в столице.
Нацедив ведро живицы,
Охала в лесу всю ночь.
Так! – что ей пришлось помочь.

21. Утка Кика как-то раз
Водорослей полный таз
Из реки понатаскала.
И под вечер так устала,
Что не чувствовала ног.
Айболит и ей помог.

22. Змеи заползают в сад,
Чтоб отдать змеиный яд.
Пчёлы роями летают –
Соты мёдом наполняют.
А цветочную пыльцу
Шмели ссыпали к крыльцу.

23. Муравьи спешат с густой
Муравьиной кислотой.
А пичужечки пернаты
Натрясли из моха ваты.
Белочки из бересты
Заготовили бинты.

24. Все – всё что-то мастерят,
Сушат, варят и солят.
Дел не делает покуда
Только попугай Карудо –
Несравненный полиглот.
У него болит живот!

25. Что с ним – он не говорит.
Но догадлив Айболит.
Дал таблетки и микстуру,
Сбил ему температуру.
Боль прошла. Набравшись сил,
Попугай заговорил.

26. Все притихли в доме вдруг.
Звери, птицы, сев вокруг,
Жадно слушали лингвиста.
Полилась речь чисто-чисто
На зверином языке,
Словно песня вдалеке.

27. Слов в нём нет.
Сплошной мотив.
Звуковой речитатив.
Звери тихо подвывали,
Птицы сладко подпевали.
И когда их слух привык,
Стал понятен им язык.

28. Айболит тут рядом был.
Рот немного приоткрыл
И напел мотив недлинный,
Оценив язык звериный.
Стал Карудо он хвалить,
От души благодарить.

29. Так удобно стало всем:
В объясненьях нет проблем.
Все язык звериный знают.
Все друг друга понимают.
Только знать его – оно
Лишь Варваре не дано.

30. А однажды через сад,
Где стояли ульи в ряд,
Подбирался к ним шарманщик –
Вор, бродяга и обманщик.
Шёл он крадучись в ночи
С обезьянкою Чичи.

31. Вдруг рабочая пчела,
Та, что сторожем была,
В обезьянку впила жало.
Обезьянка завизжала.
В доме, как при ловле блох,
Начался переполох!..

32. Только кто-то дверь открыл –
След шарманщика простыл.
Лишь Чичи пчёл в улей гонит
И от боли громко стонет…
Не стерпел тут доктор слёз
И к себе её унёс.

33. Дома он её помыл,
Подлечил и накормил.
И когда она поела,
Обезьяний танец «ткелла»
Стала лихо танцевать,
Всех смешить и забавлять.

34. Днём шарманщик, нагл и зол,
Требовать Чичи пришёл.
Доктор Айболит и звери
Выгнали его за двери.
Ну а Авва с той поры
Вслед ему рычала: «Р-р-ры!»

35. Как-то утром из реки
Сеть тянули рыбаки.
Рыбакам – одна отрада:
В них не рыба, а громада!
Из сетей почти без сил
Вылез Гена-крокодил.

36. Был растерянным их вид.
Подошёл к ним Айболит
И сквозь «ахи» ясно слышит:
Крокодил их еле дышит.
В зоосаде – там, где жил –
Он мочалку проглотил.

37. Крокодила с этих пор
Сильно мучить стал запор.
И, чтоб не было колита,
Поспешил он к Айболиту…
От касторки это зло
Моментально пронесло.

38. И ещё. В лесу, вблизи,
Исхудавшие, в грязи,
Объявились как-то дети.
Неизвестны были эти
Мальчик с девочкой. Они
Появились здесь одни.

39. Шла уже вовсю война.
Билась с немцами страна.
Гибли люди. Все сироты
Оказались без заботы
И внимания властей
Из военных областей.

40. Эти стали жить в пути.
Оба были лет пяти,
И давным-давно не ели.
Разбираясь еле-еле
В том, чего они хотят,
Шли – куда глаза глядят.

41. Авва в дом их привела.
Доктор отложил дела.
Их помыли, накормили,
Приласкали, расспросили.
У детей лишь «да» и «нет»
Был, как правило, ответ.

42. Кто они и жили где? –
Не обмолвились нигде.
Девочка назвалась Таней.
Мальчик отозвался Ваней.
А роднили их черты
Лишь улыбчивые рты.

43. Дети быстро прижились.
Но их беды не сдались.
Заболел вдруг Ваня корью.
Он стонал и кашлял с болью.
В нём, с усилием дыша,
Еле теплилась душа.

44. И у Тани уж два дня
Началось, как от огня,
В нёбе в виде двух прогалин,
Воспаление миндалин.
Скарлатиновая хворь –
Это то же, что и корь.

45. Долго им пришлось болеть.
Хворь сыпную одолеть
Доктор помогал сердечно.
Выпили они, конечно,
Чашу горькую до дна…
Жизнь была их спасена.

46. Время шло. И день за днём
Ваня с Танею вдвоём
В доме жили – не тужили,
Со зверюшками дружили.
А с Карудой-знатоком
Занимались языком.

47. Дети как бы на виду
И с Варварою в ладу.
Со зверями тары-бары.
Но под боком злой Варвары
Им приходится юлить –
Тарбару переводить.

48. Так и жили без обид.
И лечил наш Айболит
И зверей, и змей, и птичек;
И больших, и невеличек.
Полноводней, чем Нева,
Про него течёт молва…

49. И однажды по весне –
Наяву, а не во сне –
Взмыла ласточка к зениту,
Полетела к Айболиту
Сквозь воздушный океан
Из далёких жарких стран.

50. От неё все узнают,
Что его там очень ждут.
Где-то в Африке гастритом,
А быть может дифтеритом,
Заболела, как-никак,
Стая маленьких макак.

51. Также следует учесть,
Что там хищников ни счесть,
Что там редко умирают,
Что больных там пожирают.
И макаки день и ночь
Ждут, кто мог бы им помочь.

52. И заплакал Айболит,
И сквозь слёзы говорит:
«Жалко, жалко обезьянок!
Им бы грелок, им бы банок».
И все звери, как врачи,
Посмотрели на Чичи.

53. Лоб свой Айболит напряг:
«Ба!.. есть Робинзон-моряк.
Вот его – да к нам сюда бы.
У него большой корабль!
Только, думается мне,
Он участвует в войне».

54. На разведку попугай
Полетел в балтийский край.
Ровно через две недели
Паруса вблизи шумели.
А на палубе был он –
Долгожданный Робинзон.

55. Помнил рыцарь удалой,
Что от лихорадки злой
Доктор спас его когда-то…
Судно было чуть помято.
Но не стал рыбак хитрить:
Рад был долг свой заплатить.

56. А теперь – чего им ждать?
Стали судно загружать
Бумба, Гена, Кика, Таня,
Робинзон, Хрю-Хрю и Ваня,
Авва вскачь, Чичи с игрой,
И Карудо – наш герой!

57. Айболит же в этот час
Злой сестре даёт наказ:
Чтоб она их дожидалась,
Чтоб она всегда старалась
И оставшихся кормить,
И хозяйство сохранить.

58. Но Варвара, не стерпев,
Всё же вылила свой гнев:
«В чём хоть дети виноваты?
Их оставил бы, проклятый!»
И от этих веских слов
Разразился детский рёв.

59. Наконец корабль-краса
Распустило паруса.
Спутниками Айболита
Ничего не позабыто.
Ласточка, летя как ком,
Нанялась проводником.

60. Так и плыли из страны
На балтийский рейд войны
Тихим черепашьим шагом
Под российским белым флагом,
Раздвигая всё сильней
Строй военных кораблей.

61. А потом ласкал их взор
Атлантический простор.
В хоре ветров и течений,
Без особых приключений,
Шёл корабль почти что сам
К африканским берегам.

62. Вот вошли в какой-то порт.
О причал прижался борт.
И по мостику, по силе,
Быстро вещи разгрузили.
Наняли двух негров-слуг
И ушли в лес через луг.

63. Робинзон в вечерней мгле
Вновь отплыл на корабле
В тихую от волн лагуну.
Огибая чью-то шхуну,
Встал он рядом (и не зря!),
Сбросив в воду якоря.

64. Шёл по джунглям
длинный ряд –
Айболитовый отряд.
Ласточка вела дорогу.
Только стали понемногу
Ваня с Таней уставать,
Незаметно отставать…

65. Полпути прошли точь-в-точь.
Наступила вскоре ночь.
И когда пересчитались,
Видят – дети потерялись.
Авва бросилась бежать,
Ваню с Танею искать.

66. Айболит расстроен был.
(Слов Варвары не забыл).
Но на Авву есть надежда.
Айболита лишь невежда
Может в чём-то упрекнуть.
Сам он верит в добрый путь!..

67. В джунглях, прячась от людей,
Жил в то время Бармалей –
Злой разбойник, хищный, жадный,
По садистски кровожадный.
По ночам он просто так
Истязал больных макак.

68. Клочья с воплями летят…
Подошёл как раз отряд.
Кика громко крякать стала,
Бармалея напугала.
Быстро с дерева он слез
И удрал поглубже в лес.

69. Был ужасен всюду вид.
Шерсть и мясо – всё висит
На ветвях и на лианах.
Тени хищных птиц поганых
Пронеслись… И в этот раз
Пир для них был в ранний час.

70. Полон Айболит забот.
Ловит пульс и смотрит в рот.
Йодом едким лечит раны…
Чтоб взбодрились обезьяны,
Накормить их после дел
Гоголь-моголем велел.

71. Поправляясь, часть макак
Догадалась сделать так:
Айболиту, потакая,
Подарить Тянитолкая.
Хочешь – верь, хочешь – не верь:
Дивный двухголовый зверь!

72. Айболит был удивлён:
О таком не слышал он!
Но когда увидел чудо,
Чуть не сделалось с ним худо.
У любителя же трав
Оказался добрый нрав…

73. В дебрях опытный злодей
Встретил маленьких детей.
Шанс блеснуть ему подарен.
Был труслив он, но коварен:
Их повесил на суку,
Рёбра проколов в боку.

74. Наслаждался Бармалей!
Всех блаженств ему милей
Горький плач и слёзы Вани,
Крики ужаса у Тани.
Авва, их услышав крик,
Понеслась к ним напрямик.

75. Бармалей развёл костёр.
Но пока он руки тёр,
Вдруг под «ух!» какой-то птицы
Из злодейской ягодицы
Авва, сделавши бросок,
Мяса вырвала кусок.

76. Бумба, – то была она –
Дикой ярости полна,
Сев на череп Бармалею,
Клювом распорола шею.
И от двух жестоких ран
Выл и мучился тиран!..

77. Бармалей был не один.
Он – вожак. Он – господин.
С ним – разбойники-пираты;
Беспардонны, нагловаты.
Был в тот день у них бедлам,
Шлялись где-то по делам.

78. Айболит был извещён
О беде. И тотчас он
В те края заторопился.
Но с пути немного сбился.
Путь отряду пересёк
Нильский небольшой проток.

79. Выход оказался прост.
Был живой построен мост.
За деревья ухватившись,
Друг за друга уцепившись,
Обезьяны, как слега,
Привязали берега.

80. Три разбойника как раз
В тех местах искали лаз,
Пробираясь к Бармалею.
А Хрю-Хрю, весь день говея,
Чуя ананаса сок,
Заглянула к ним в мешок.

81. Взявши в руки по шесту,
Шли по шаткому мосту
Айболит, с вещами слуги.
Айболит слегка в испуге.
Ведь на нём, как кирпичи,
И Карудо и Чичи.

82. Вслед Тянитолкай идёт.
Кика по воде плывёт.
Гена под водой, в дозоре…
А из леса вышли вскоре
Три разбойника тишком
С обезумевшим мешком.

83. Мост манил их. Но когда
Чуть прошли они туда,
Обезьянки расцепились
И разбойники свалились
Прямо в реку. Гена их
Слопал мигом – всех троих.

84. Гена хоть и приустал,
Но мешок со дна достал.
В нём Хрю-Хрю едва живая.
Айболит, переживая
Весь исход таких начал,
Свинку быстро откачал.

85. Продираясь дальше в лес,
Было всем не до чудес,
Грустной встречи ожидая.
Но в пути, с Чичи играя,
Кика к яме подошла
И кого-то там нашла.

86. В ней под ветками лежал
Мальчик Пента и дрожал,
Весь опутанный верёвкой,
В позе скрюченной, неловкой.
Был он сыном рыбака,
Лет двенадцати пока.

87. Был он взят на долгий срок
Бармалеем под залог,
Чтоб отец его стал братом
Всем разбойникам-пиратам,
Чтоб навек порвал с самим
Честным именем своим.

88. Шхуну их на эту роль
Бармалей взял под контроль,
Чтоб она пиратской стала…
Айболит, вздохнув устало
И дослушав весь рассказ,
«Всем вперёд!» – отдал приказ.

89. Испытав и боль и страх,
В добрых докторских руках
Ваня с Таней поправлялись.
Авва с Бумбой удивлялись:
Только что злодей здесь был,
А теперь и след простыл…

90. Пента был парнишка-бой:
Умный, смелый, деловой!
Он со всеми подружился.
И деревню, где родился,
Где с родителями жил,
Посетить всем предложил.

91. Все пошли. И Пента рад!..
Был в деревне весь отряд
И ухожен, и ублажен.
А пастух Бамбуко даже
Авву искренне хвалил –
Ей ошейник подарил.

92. Но дивился этот край:
Что за зверь – Тянитолкай?!
Голова, рога в фасаде
Есть и спереди и сзади.
Только – батюшки мой свет! –
Ни хвоста, ни зада нет!..

93. И назад он, и вперёд
Одинаково идёт.
Ноги словно на шарнире.
И – чего нет только в мире! –
Испражнениев места
В середине живота!

94. Зверь фактически не спит,
И за всеми он следит.
Головы его природно
Спят всегда поочерёдно.
Если что-то углядят,
То в два голоса трубят.

95. Ну а детям – просто рай!
Возит их Тянитолкай.
Любо ездить им по кругу,
Сидя спинами друг к другу;
Ездить задом наперёд,
А потом – наоборот.

96. А ещё они – е-е! –
Покатались на слоне,
Словно свесившись со шкафа.
А ещё, догнав жирафа,
Захотели повалять:
Стали ножку подставлять.

97. А ещё был носорог –
Потрясли его за рог.
Страус как-то объявился –
Ваня лихо прокатился.
Спать лёг в лужу бегемот –
Стали мять ему живот.

98. Весело отряд гостил.
Только Пента загрустил.
Про отца напоминает:
«Где он? Что с ним?» –
всё гадает.
Айболит даёт сигнал:
«Дети, хватит, – кончен бал!»

99. Снова наш отряд полез
Через реку, через лес,
Через гору и поляну –
Прямо к морю-океану,
Где их ждал корабль в порту
С Робинзоном на борту.

100. Робинзон же не зевал,
Он на шхуне побывал.
Цвета рыжего снаружи
Рыбака он обнаружил:
Крупный, сильный как борец.
Это Пенты был отец.

101. Был закован в цепи он.
Еле снял их Робинзон.
Видно, козни злых пиратов
Не достигли результатов.
Им не стал рыбак служить,
Не хотел разбоем жить!

102. Шхуну всю рыбак прошёл,
Никого в ней не нашёл.
Знать, разбойники-пираты
Оказались глуповаты,
Что оставили его
Здесь, на шхуне, одного.

103. Был рыбак, конечно, храбр.
Но он всё же на корабль
Перебрался к Робинзону,
Чтоб, покинув эту зону,
В стороне на якорь встать,
Бармалея поджидать.

104. Через много-много дней
Почему-то Бармалей
Появился на носилках.
У пиратов на затылках
От усердий и забот
Проступил солёный пот.

105. И рыбак исчез, хоть плач!..
И от этих неудач
(С Пентой тоже пролетело)
Всё у них внутри кипело.
И угар свой чтоб унять,
Стали ромом заливать…

106. Вслед отряд к ним подходил,
За пиратами следил.
И как только те убрались,
На корабль все перебрались.
И счастливый, молодцом,
Пента встретился с отцом.

107. Ночь пришла.
Отряд лёг спать.
Гена шебаршит опять.
В воду плюхнувшись легонько,
К шхуне он поплыл тихонько.
Дал в глубь вод призывный гул,
Взбудоражив всех акул.

108. А на шхуне пьяный храп
Превратился в резвый драп.
С появленьем крокодила
Дрожь пиратов охватила.
Вспомнив детство и про спорт,
Все попрыгали за борт!..

109. Тут акулы, кто бойчей,
Понаделали харчей.
А акула Каракула
Правым глазом подмигнула
И, в харчи сумев пролезть,
С аппетитом стала есть.

110. А на следующий день
Пента, крадучись как тень,
Зрел в каюте Бармалея:
У него гноилась шея,
Он сознание терял
И, похоже, умирал.

111. Был расстроен Айболит.
Ведь врачебный долг велит
Всё же вылечить злодея.
Но сперва он с Бармалея
Слово взял, что нынче тот
Праведную жизнь начнёт!..

112. Пента и его отец
Попрощались наконец
С Айболитом, с Робинзоном…
Бармалей же бодрым тоном
Вдруг сказал, что был бы рад
Переехать в Петроград.

113. Снова плыли по волнам
К прибалтийским берегам.
Штормы все перетерпели.
И в пути узнать успели,
Что пока война там шла,
Революция пришла.

114. По Неве корабль проплыл.
Айболит домой приплыл.
Звери, птицы, Ваня с Таней
Разместились в прежнем стане.
Ну а хитрый Бармалей
Затерялся средь людей.

115. Робинзон, наоборот,
Возвратился вновь на флот
Охранять родные воды.
Были трудными те годы.
Петроград-сан за войну
Взбаламутил всю страну.

116. Добрый зверь Тянитолкай,
Услыхав Варварин лай,
Поглядел в четыре глаза,
Подмигнул ей по два раза
И Варвара обмерла:
Чудо-юдо не ждала!..

117. Зверь Варваре стал гугнить.
Ей пришлось ему скормить,
Суетясь, мешок готовых
Сладких пряников медовых.
И с тех пор характер в ней
Стал и мягче и добрей.

118. Мёд Тянитолкай любил
И Варвару полюбил.
Так они и подружились.
Зверь был мудр. И все дивились
Умной, светлой голове…
То бишь, их ведь было две!

119. Время быстро шло. Но вот
Наступил и Новый год.
Ёлка из лесу. Игрушки.
Украшения. Хлопушки.
Печь. Огонь. Дрова в золе.
Пир горою на столе!

120. Всем доволен Айболит.
В доме шум и гам стоит.
Кто поёт. Кто врёт умело.
Кто танцует танец «ткелла».
Кто в рукоплесканьях спец.
Вот и сказке сей конец.

06.1999

Добрый доктор айболит
Понравилось?
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Интересно, что у поэзии есть свой праздник. В 1999 году по инициативе ЮНЕСКО был учрежден Всемирный день поэзии, который отмечается 21 марта.
Абстрактное
Интересный факт: русскоязычные поэты могут использовать 5 различных стихотворных размеров, а арабские – 28.
Абстрактное
Рукописи Пушкина всегда выглядели очень красиво. Настолько красиво, что прочесть текст было практически невозможно.
Из архивов русской поэзии
Самый разборчивый почерк был у Сергея Есенина , за что его издатели не раз благодарили.
Из архивов русской поэзии
Интересный факт: существуют слова, к которым невозможно подобрать рифму в принципе, например, выхухоль, туловище, проволока, заморозки и т.д.
Абстрактное