Горе-кузнец

326 0

Жил барин, сыто жил, богато,
Как жили бары все когда-то.
Поместье у него — ну, прямо сущий рай,
Добра, достатка — через край:
И справа всякая, и живность, и товары,
И хлеба полные амбары —
Да ко всему
Тому
Две мельницы: на горке — ветряная,
На речке — водяная,
Да кузница — считай, завод!
Мотыги, бороны, лопаты, вилы, плуги
Ковались в ней для всей округи.
Без остановки шла работа круглый год —
Ковали кузнецы помещику доход,
А им от барина на зависть людям плата:
В день — четвертак на брата.
Большое ль дело четвертак?
И так прикинь его, и так,
Есть помирать охота, нет ли,
А не уйти из мертвой петли:
Что заработал, то проел!
Да мужику ведь что? Сам бог терпеть велел —
И кузнецы роптать не смели.
Ан случай земляка из города принес:
«Ребятушки, да вы в уме ли?
Да ежли б этакий, как ваш хозяин, пес
На нашей фабрике, к примеру, объявился,
Так мы б его живой рукой
Огрели стачкою такой!»
«Какой же?! — в кузне всяк дивился. —
Ужотко нас ты научи.
Сам видишь нашу жизнь: хоть караул кричи!
На наши спины сел хозяин злой болячкой.
Нельзя ль и нам его огреть вот этой… стачкой?!»
«Ну что ж? Механика, ребята, нехитра!
Имели б лишь охоту!»
Два дня ученье шло. На третий день с утра
Хотя б один кузнец явился на работу!
К обеду всей гурьбой пришли на барский двор.
Жестокий с барином тут вышел разговор.
И кузнецам во всем поддакивала дворня.
(Все одного ведь корня!)
У барина, до этих пор
Ни в чем от кузнецов не знавшего отказу,
Глаза на лоб полезли сразу:
«Что?.. Стачка? Бастовать?.. Спасите!.. Бунт! Разбой!»
Но, овладев кой-как собой
И пораскинувши мозгами,
Затопал барин наш ногами:
«Егор! Корней! Захар! Антон!
Гоните сволочь эту вон!
Чего ж вы стали-то? Аль с ними столковались?
Гони!.. Спустить на них собак!
Грозить мне стачкою! Не на того нарвались*
О-го, не по носу табак!
Еще поплачете об отдыхе и плате!»
И барин так, как был, в ермолке и халате,
С собою прихватив приказчика Кузьму
Да сторожа Антропку,
Скорей на кузницу.
«Раздуй-ка, Кузя, топку!
А я клещи возьму.
Антроп изобразит у нас молотобойца.
Ей-богу, чем не троица!!»
И часу не прошло — на кузне стук и гром.
Ан хитрость барская не кончилась добром.
Пришло несчастье сразу
По первому заказу.
Подъехал к кузнице мужик, силач Панкрат.
Глядит на барина, прищурившись лениво,
Как бы «кузнец» такой ему совсем не в диво:
«Вот к вашей милости…»
«Э… кхе… Здорово, брат.
Чем угодить могу?»
«Да шины бы подладить».
«Подладим!»
«С платой как?»
«Пошевели мошной:
Две сотни надо б дать, да, чтоб народ привадить,
Уж удовольствуюсь одной».
«Что ж? Ладно!»
Вот барин стал ковать,
Да через час-то хвать —
Беда: «Эх-ма! досадно!
Железа сорт плохой…
Сгорело больше половины…
К чему тебе, голубчик, шины?
Слышь? Удружу тебе сохой!»
«Что ж! Ладно!»
Вновь кипит работа.
А пользы нет: «Ведь вот грехи!
Видать, не выйдет и сохи!
А сошничок тебе иметь-то неохота?
Ужо спаяю сошничок!»
«Что ж? Ладно!»
Стук да гряк. Железо убывало,
А «кузнецу» и горя мало:
«Скую, — кричит, — кочедычок!»
«Что ж? Ладно!»
Барина заказчик не торопит.
А барин, глядь, уж вопит:
«Готово! Просто шик!»
А вышел — пшик!
Вздохнул Панкрат: «За пшик платить-то надо, что ли?»
«А как же, глупый ты мужик!
С какой же стати я натер себе мозоли?
Рядился сотнею, так сотней отвечай!»
«Что ж? Ладно!.. Получай!
Мы тоже, брат, со сметкой!»
Да как почал «платить» по барской спинке плеткой,
Да как почал…
Уж барин плакал, и рычал,
И клялся — матерью, троюродного теткой,
Роднёю мертвой и живой,
И близкою, и дальней,
Своею глупой головой,
Поместьем, кузницей и… жениною спальней.
Панкрат же все его хлестал,
Да так измаялся, устал,
Что… — я вот думаю: быть может,
Бедняге кто-нибудь поможет?

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Интересный факт: русскоязычные поэты могут использовать 5 различных стихотворных размеров, а арабские – 28.
Абстрактное
Статистический анализ 3,7 тысяч стихотворений русских поэтов показал, что «самым поэтичным» деревом является береза, которая упоминается в 84 стихотворениях. На втором месте находится сосна (51 упоминание), а на третьем – дуб (48 упоминаний).
Из архивов русской поэзии
В русской поэзии самое длинное название своему стихотворению придумал Гавриил Романович Державин. Оно звучит как «Желание зимы его милости разжалованному отставному сержанту, дворянской думы копиисту, архивариусу без архива, управителю без имения и стихотворцу без вкуса».
Из архивов русской поэзии
Русский поэт и дипломат 18 века Харитон Макентин писал под псевдонимом Антиох Кантемир, который являлся анаграммой его имени.
Из архивов русской поэзии
В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей А. С. Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил: «Я восхищен, я очарован, короче – я огончарован!».
Из биографии Пушкина А. С.
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон