Старик и плут

334 0

В некой дальней деревушке,
Жил-живал мужик в избушке,
Бедно, правда, очень жил,
Но об этом не тужил.
Он коровушку имел,
Творожок и масло ел,
Молочко пивал семь дней,
Слыл бедовым средь людей.
Да ещё прижил он пса,
Пёс ему — сродни душа;
Дремлет псина день и ночь
И ещё поспать не прочь.
Скоро пёс годков припас,
Потерял былой окрас;
До хвоста жирком оброс,
Не вставал на лапы пёс.
Мужичок стал стариком,
При житье-бытье своём,
Стала старой и корова,
Жизни всей его основа;
Молоко уж не даёт,
Деду душу в клочья рвёт
И решил он, посему,
Дело сделать по уму:
— Надоть мне её продать,
За неё деньжонок взять,
Да своих деньжат добавить
И младую тёлку справить,
И по-старому зажить;
Молочко парное пить.
Коль уж дан мыслишке свет,
Так и сделал нынче дед.
Отстранился он от дел,
Шляпу старую надел
И корову — на базар,
Показать «лицом» товар.
По базару он бродил,
Растерял торговый пыл.
Что с такой коровы взять,
Ей лишь можно сострадать?!
Только в этот самый день,
Шастал здесь и плут-кремень,
Хитроватый прятал взгляд,
Словом сыпал невпопад.
Был он редкий лоботряс,
Весь в грехах по лоб увяз.
Плут приметил деда вмиг,
Не срывался плут на крик:
«Будет, видно, в прибыль день,
Мужичок-то, старый пень!
Коровёнка — просто смех,
В цирке быть ей, для потех!
Кожа, кости, да вода,
От рогов и до хвоста,
Но, хоть плохенький товар,
Получу с неё навар»!
К деду путь он повернул,
Деда словом стеганул:
— И почём твоя «коза»,
Разрази меня гроза?!
Пропустил дедок вопрос,
Пробубнил себе под нос:
— Как его вопрос нелеп,
Он, видать, совсем ослеп!
Разговор с ним ни к чему,
Честь казать ещё ему!
Плут нисколько не грустил,
Внешность тут же он сменил,
Перед дедом нагло встал,
Деда словом огулял:
-И почём твоя «коза»,
Забодай меня оса?!
Дед в сомнении большом,
Он пред ним зстыл столбом:
«Может, я с ума схожу
Может, впрямь с козой брожу?!
Все считают, что с козой,
От чудес таких, хоть вой»!
Дед не дал плуту ответ,
Был в бреду каком-то дед.
Вдруг пред ним уж, у ворот,
Бородач открыл свой рот:
— И почём твоя «коза»,
Прошиби меня слеза?!
Дед вконец оторопел,
Он ему поверить смел:
«Видно, правда я — болван,
Мне бы лучше на диван!
В голове сплошная тьма,
Не сойти бы мне с ума»!
Дед ему ответ творил,
Как во сне он говорил:
— Я, мил друг, тебе скажу,
За неё чуток прошу.
Забирай «козу», будь мил,
Торговаться нет уж сил!
Бородач был очень рад,
Деду сунул он деньжат;
Заплатил-то, с гулькин нос,
Встал пред дедушкой вопрос;
Как корову справить тут,
Коль гроши тебе дают?!
Бородач стоять не стал,
В поводок корову взял,
За собой её волок,
Смех он сдерживать не мог.
Дед во след ему глядел,
На миру лицом светлел:
«Как же в торг я этот влез,
Где же мой здесь интерес?!
Вышел, чую, пересол,
Ловко, бес, меня провёл»!
Поспешил он за плутом,
Ощущал души надлом.
К мяснику явился плут,
Торг провёл за пять минут,
На мясцо корову сдал
И ничуть не горевал,
Грим с лица неспешно смыл,
На базар он вновь убыл.
Осенило деда вмиг,
Дед головушкой поник:
«Ох, какой же я простак,
Надоть вляпаться мне так!
Человек один и тот,
Видно хитрый, обормот!
Что ж, и я не промах дед,
Будешь ты разут-раздет!
Мне кошель вернёшь сполна,
Будет, друг, тебе сума»!
Дед взял мысли на буксир,
Прямиком прибыл в трактир,
На трактирщика взглянул,
В интерес его втянул:
— Я приду сюда с дружком,
С ним мы выпьем, попоём.
Станем только уходить,
Будет надобно платить.
Шляпу я тут на кулак,
Поверчу ей, так и сяк
И скажу:»Вот здесь расчёт,
Уходи, не знай забот»!
Ты ответишь мне одно:
«Счёт оплачен уж давно»!
Был трактирщик парень свой,
Сам шутник, ещё какой!
Рассчитался с ним дедок,
Под собой не чуял ног,
Прибыл скоро на базар,
Стал глазеть он на товар.
А плутишка тут как тут,
Речь его не знает пут:
— Знаю, вышел пересол,
На меня не будь ты зол!
Угости, налей сто грамм,
Быть нам в ссоре просто срам!
Тяжело дедок вздохнул,
Словом воздух разомкнул:
— Ты конечно, друже, прав,
Не казать мне свой устав!
Плут от счастья сам не свой:
— Вижу, дед ты боевой!
И к тому же, не скупец,
Погуляем, наконец!
Вот пришли они в трактир,
Закатили славный пир,
Угощают всех подряд,
Угоститься каждый рад!
А трактирщик уж чрез час,
Пред столом у них увяз,
Счёт-бумажку им на стол,
Речь он вежливо завёл:
— Рассчитайтесь, господа,
И извольте, до двора!
Дед тут шляпу на кулак,
Вертит ею так и сяк,
На трактирщика глядит
И слова чудны творит:
— Здесь, хозяин, твой расчёт,
И ступай, не знай забот!
И ответил тот одно:
— Счёт оплачен уж давно!
Счёт-бумажку он забрал,
Денег с дедушки не взял,
Перед ним пошёл в поклон
И сбежал в поклоне он.
Дед снял шляпу с кулака,
Гладить стал её, слегка,
А потом стал целовать,
Действом сим, плута смущать.
Он на дедушку смотрел,
Смысл найти во всём хотел:
«Ни гроша он не платил,
Шляпой лишь своей крутил,
До небес задрал тот нос,
Бред какой-то чудный нёс,
Целовал её, чудак,
Почему он делал так?!
И трактирщик был чудной,
Перед ним стоял дугой,
Страхом был наполнен весь,
Точно, в шляпе дело здесь!
Нужно мне секрет раскрыть,
Шляпу деду не носить!
Заманю его я в сеть,
Мне деньжонок не жалеть»!
Из трактира вышел дед,
А за ним плутишка вслед.
Деда плут остановил,
В речи он напор явил:
— Ты мне шляпу, дед, продай,
За товарчик цену дай!
Станешь сладко ты живать,
Никакой нужды не знать!
Дед приятно удивлён,
Дал ответ мгновенно он:
— Понял,значить, что к чему,
Быть, дружок, тогда тому!
Извини, но погрешу,
За неё деньжат спрошу
И немалых тех деньжат,
Шляпа знаешь, просто клад!
Плут душой возликовал,
Радость он уж не скрывал:
— Деньги вот возьми, старик,
Познавай же счастья миг!
Новый дом себе поставь
И на них корову справь,
Поживай, как человек,
Доживай в достатке век!
Денег плут не пожалел,
Шляпой тут же завладел.
Дед, в той радости большой,
Поспешил скорей домой;
В кошельке приятный звон,
Коровёнку справит он!
А плутишка, шмыг в трактир,
Пир устроил на весь мир,
Угощал он всех подряд,
Языком молол в услад.
Только вечер на порог,
Плут на землю носом лёг,
Взгляд его огнём горит,
Речь он гневную творит:
— Ох, хитрец ты, старый дед,
Не живать тебе без бед!
Курс плутишка верный взял,
Домик деда отыскал,
Заявился с ходу в дом,
Гнев принёс во взгляде том.
На кровати дед лежит,
Зверем раненым рычит.
Тучей плут над ним завис,
Деду взглядом горло грыз:
— Ловок ты на дело, жук,
Мне марать не стыдно рук?!
Ног тебе уж, не трудить;
По дорогам не ходить!
Не боится дед ничуть:
— Ты, мой друже, не причудь!
Суд свой скорый не верши,
Делом скорым, не греши!
Шёл в ту пору я домой,
Да беда случись со мной;
Появился злобный люд,
Был избит я, в пять минут!
Денег враз лишился всех,
Заболел, с побоев тех
И теперь лежу вот здесь,
Не попить и не поесть!
Плут словам его не внял,
В доме палку он сыскал,
Подошёл к кровати вновь,
В нём кипит от злости кровь:
— Ничего не объясняй,
На себя старик пеняй;
Осмеял меня при всех,
Наказать тебя, не грех!
Палкой деда он огрел,
Дед от боли закряхтел,
Вдруг с кровати он вскочил,
На лице покой явил:
— Ой, спасибо тебе, друг,
Излечил ты мой недуг!
Палка эта не проста,
Тайна в палке есть одна;
Колдовство сокрыто в ней,
Врачевать так можно ей,
Убедился сам ты здесь,
Что в ней сила эта есть!
Разом плут оторопел,
От таких волшебных дел!
Ощущал он в теле дрожь,
В голове мыслишка-вошь:
«Вот к богатству верный путь,
Мне с него уж, не свернуть!
Врачевательством займусь,
Жить по-царски научусь!
Нужно палку мне купить,
Шанс такой не упустить»!
Плут унылый сделал вид,
Перед дедом не шустрит:
— На меня ты не серчай,
Палку эту мне продай!
Разойдёмся в дружбе той,
Ни к чему нам мордобой!
Деду спорить не резон,
Глазки щурит хитро он:
— Коль излечен мой недуг,
Забирай её, мой друг!
Плут в карманах перебрал,
Деньги деду он отдал,
Стал в сомнении потеть,
Вновь на дедушку глядеть.
Дед от счастья разомлел,
Он плутишку словом грел:
— А коль веры деду нет,
От меня прими совет!
Пёс у будки пятый день,
В той болезни, словно тень,
Подойди, ударь его,
Тут делов-то тех всего,
Если пёс хвостом вильнёт,
Значит, мой язык не врёт!
Плут к собачке подбежал,
Пёс спокойно возлежал,
Тут же поднял палку плут,
Был с собачкой больно лют.
Пёс вскочил и озверел,
Плут мгновенно обомлел;
Ох, огромен был тот пёс,
Над плутом завис он в рост,
Стал когтями землю рыть,
На плута клыки точить.
И мгновенно понял он;
Не считать ему ворон!
С места плут набрал разбег,
Не считал в пути тех рек,
Ни тропинок, ни кустов,
И не лил напрасных слов.
Дед смотрел ему во след
И жалел плутишку дед;
Сам не знал он, почему,
Был признателен ему.
Чрез неделю на базар,
Дед пошёл смотреть товар;
Тёлку новую купить,
Да по-старому зажить.
Плут сбежал с базара вмиг;
Посмеялся всласть старик.
Скоро тёлку он купил,
С ней до дому семенил,
А когда чуток устал,
На пеньке нашёл привал.
До сих пор живёт наш дед
В новом домике, без бед,
До сих пор живёт и пёс
И на двор не кажет нос,
В доме пахнет молочком,
Хлебом тёплым пахнет в нём.
Приезжайте к ним, друзья,
Молочка нальют, в края,
Лишь бы это молочко,
Мимо рта не протекло.

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
В своей короткой 26-летней жизни Лермонтов М. Ю. участвовал в трех дуэлях, еще четыре удалось избежать, благодаря здравому смыслу окружающих.
Из биографии М. Ю. Лермонтова
Согласно распространённой версии, Пушкин А. С. посвятил написанное в 1825 году стихотворение «Я помню чудное мгновенье...» Анне Керн. Через пятнадцать лет композитор Глинка положил эти строчки на музыку и посвятил романс её дочери — Екатерине Керн, в которую был долго влюблён.
Из архивов русской поэзии
Имя Светлана не является исконно славянским. Оно было придумано и впервые использовано поэтом Востоковым А. Х. в романсе «Светлана и Мстислав», а широкую популярность получило после выхода в свет баллады Жуковского В. А. «Светлана» в 1813 году.
Из архивов русской поэзии
А. С. Пушкин помнил себя с 4 лет. Он несколько раз рассказывал о том, как однажды на прогулке заметил как колышется земля и дрожат колонны, а последнее землетрясение в Москве было зафиксировано как раз в 1803 году. И, кстати, примерно, в то же время произошла первая встреча с Пушкина с императором — маленький Саша чуть было не попал под копыта коня Александра I, который тоже выехал на прогулку. Слава богу, Александр успел придержать коня, ребенок не пострадал, и единственный, кто перепугался не на шутку — это няня.
Из биографии А. С. Пушкина
А в знаменитый лицей Пушкин А. С., оказывается, поступил по блату. Лицей основал сам министр Сперанский, набор был невелик — всего 30 человек, но у Пушкина был дядя — весьма известный и талантливый поэт Василий Львович Пушкин, который был лично знаком со Сперанским. Уж не знаю как чувствовал себя дядя впоследствии, но в списке успевающих учеников, который подготовили к выпускному вечеру, Пушкин был вторым с конца.
Из биографии А. С. Пушкина
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон