Анализ стихотворения Твардовского «Есть имена и есть такие даты…»

Великая Отечественная война оставила в жизни и творчестве Александра Твардовского неизгладимый след. Достаточно сказать, что, начиная с 1941 года, фронтовая тематика стала основной в произведениях этого поэта, который в качестве военного корреспондента стал очевидцем многих исторических сражений. Примечательно, что и после окончания войны Твардовский постоянно возвращался к ней не только в мыслях, но и в своих стихах. Воспоминания с годами не только не тускнели, а, наоборот, становились более яркими и образными. Отчасти это объяснялось тем, что сам поэт до конца жизни испытывал чувство вины перед своими боевыми товарищами, которые отдали свои жизни ради победы. Твардовскому же посчастливилось вернуться с фронта домой без единой царапины, чего он стыдился до конца своих дней. И – постоянно возвращался к событиям прошлого, которое не хотело его отпускать.

Подтверждает это и стихотворение «Есть имена и есть такие даты…», которое было написано в 1966 году. Оно посвящено своеобразному юбилею, ведь именно четверть века назад немецко-фашистские войска вторглись на территорию СССР, развязав одну из самых кровавых и вероломных войн в истории человечества. Поэтому Твардовский отмечает, что некоторые имена и даты невозможно забыть, так как они «нетленной сущности полны». Действительно, трудно вычеркнуть из памяти день 22 июня 1941 года тем, кто видел, как сбрасываются первые бомбы на советские города, и как первые беженцы покидают свои дома из-за угрозы быть уничтоженными. По этой же причине имена двух непримиримых противников, Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина, также останутся навсегда вписаны в историю кровавыми буквами. Однако поэта беспокоит то, что рядовые люди, которым все мы обязаны победой в этой жестокой войне, постепенно уходят из жизни, унося с собой частичку истории.

Именно по этой причине Твардовский отмечает: «Мы в буднях перед вами виноваты, — не замолить по праздникам вины». Автору кажется, то нет такой силы, которая могла бы загладить то чувство неловкости, которое испытывает здоровый человек перед калекой-фронтовиком. И невозможно передать словами ту боль, когда дети войны рассказывают о том, как потеряли своих близких. Оправдать ныне живущих, по мнению поэта, может лишь тот факт, что память о погибших вечна, и «в наших будут жить они потомках», которым предстоит пройти свой путь с честью и достоинством ради тех, кто погиб во имя мира им свободы.