Дума

407 0

Ночка летняя спустилась
Над спокойною рекой,
И опять в груди забилось
Сердце старою тоской.
Ночь свежа и ароматна,
Теней сказочных полна,
И душе моей понятна
Чуткой ночи тишина.
Шепчет ночь: забудь стремленья,
Отдохни в моей тиши, —
Сладко здесь отдохновенье
Для измученной души.
Но в толпе ночных видений,
В этот тихий час ночной,
За полетом грустных теней
Мнится мне мой край родной:
Там, где Волга тихо льется, —
Деревушка между гор,
Словно странница, плетется
На пологий косогор.
Словно божии старушки,
Покосившись до земли,
Простодушные избушки
Мхом зеленым заросли.
А внизу ручей глубокий
Дремлет летнею порой
Под недвижною осокой
И плавучею травой.
Над ручьем стеной живою
Шевелится старый лес,
Осенив волну листвою
От безоблачных небес.
Он звенит над тиной вязкой,
Вечно смотрится в волне,
Убаюкивает сказкой
О далекой старине.
Под его зеленым сводом
Словно черная змея,
Проторенная народом,
Вьется лентой колея.
И звенят по ней порою
Звуки мерные копыт:
С возом мелкою рысцою
Лошадь кроткая бежит.
Правит лошадью соловой
Наверху того возка
Мальчуган белоголовый
На руках у старика.
_____

Степь развернулась. Большою дорогой
С мальчишкою едет старик седой.
— Озяб ты, Сенька? — Озяб… немного!
— Оденься, что ли, дуй те горой! —
Вдали клубятся седые тучи…
Промчался ветер и вновь исчез…
Зарницей дальней, как миг летучей,
Змеятся-смотрят края небес.
А туча выше ползет и мчится,
И ветер крепче, сильнее стал:
Пыль по дороге столбом крутится;
Гром отдаленный зарокотал.
Старик снял шапку: «Господь помилуй!
Ну, кстись же, Сенька, гремит пророк!
Какая туча! Какая сила!
Да ты боишься? Эх, дурачок!
Бери чапан-то, покройся, что ли!
Э! милость божья и благодать!
Нальются ноне пшеницы в поле
И травы тоже вздохнут опять!
Эх, молонья-то прошла какая!
Так те и вьется, мол, бесперечь!..»
Но потемнела вся степь немая,
И старикова умолкла речь.
Как будто небо вдруг раскололось
И в грудь степную ударил гром,
Как гибель мира, как божий голос!
И хлынул ливень рекой кругом.
_____

Ароматный вечер. Небо прояснилось.
Каплями большими светлая роса
На траве зеленой чуть засеребрилась,
Медленно стихают степи голоса…
Великанша дремлет. Золотом и кровью
Расцветили небо отблески зари.
Зорьку темный вечер клонит к изголовью.
Даль горит кострами. Идут косари…
Молотками косы отбивают звонко,
Ясно издалека слышен разговор.
Серебристой трелью смех проплыл ребенка…
Чуткое раздумье. Тишина. Простор.
Погрузилась молча в тишину-загадку
Степь, неясной думы и тоски полна,
И чуть слышно дышит, отдыхая сладко,
Мощно-величава, жалобно-грустна.
Звездный хор трепещет холодно, глубоко…
Вдруг, как птица, песня пронеслась вдали.
Звуки трепетали, таяли и жгли…
О, как безотрадно! О, как одиноко!
_____

За окном избушки бедной
Вьюга сторожит.
Свет лучины грустно-бледный
Ласково дрожит.
В синем старом сарафане
Бабушка прядет.
Ребятишек — Сеньку с Ваней —
Страх давно берет.
Сказка манит и пугает:
Сладко-страшно им…
А старушка напевает
Над светцом своим:
«Ой, котлы чугунны прочат,
Ой, горят костры!
А ножи булатны точат,
Длинны и востры!»
Плачут дети… Сколько гадин
Ждут богатыря!
Но конец всегда отраден,
Светел, как заря!
Лица светятся улыбкой,
Мокрые от слез, —
Словно солнышко ошибкой
Вышло после гроз!
А буран шумит уныло,
Огонек дрожит…
Что же ты, о край мой милый,
Кинут и забыт?
_____

Годы мчались… Лучшей доли
Непокорно я искал.
Мирный вид родного поля
Все бледнел и угасал.
Старики давно в могиле,
Молодые за трудом
О бродяге позабыли…
Развалился дедов дом.
Лес прорублен. Под горою
Нету светлого ручья.
Где гнездо мое родное?
Нет его… Оторван я…
Чуждый всем, я тратил силы
На погоню за мечтой,
Но она всегда скользила,
Увлекая за собой.
О проклятый город! Много
Упований ты разбил
И жестоко удалил
Кроткого, святого бога,
Осквернил мои молитвы
И в груди моей зажег
Жажду мщения и битвы,
Мне явился грозный бог!
_____

Тихо звездною дорогой
Ночь идет. Огни горят,
Выплыл месяц златорогий,
Тени вьются и летят.
Не мои ль то мысли бродят?
Дух мой снова чужд и сир,
И все далее уходит
От меня мой светлый мир,
Мир покорности и ласки…
О прекрасный, чудный край
Летних гроз и зимней сказки,
Навсегда, навек — прощай!

1901

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Первая дуэль А. С. Пушкина случилась в лицее, а вообще его вызывали на дуэль больше 90 раз. Сам Пушкин предлагал стреляться больше полутора сотен раз. Причина могла не стоить выеденного яйца — например, в обычном споре о пустяках Пушкин мог неожиданно обозвать кого-нибудь подлецом, и, конечно, это заканчивалось стрельбой.
Из биографии А. С. Пушкина
Еще у Пушкина А. С. были карточные долги, и довольно серьезные. Он, правда, почти всегда находил средства их покрыть, но, когда случались какие-то задержки, он писал своим кредиторам злые эпиграммы и рисовал в тетрадях их карикатуры. Однажды такой лист нашли, и был большой скандал.
Из биографии А. С. Пушкина
А вот что пишут о Пушкине А. С. иностранцы. Оказывается, Евгений Онегин — это вообще первый русский роман (хотя и в стихах). Так написано в «Британской энциклопедии» редакции 1961 года. Там же написано, что до Пушкина русский язык был вообще не пригоден для художественной литературы.
Из биографии А. С. Пушкина
В России в 1912 и 1914 годах выходили сборники стихов Пушкина, которые теперь стали библиографической редкостью: составителем сборников был некий В. Ленин, а предисловие написал А. Ульянов. Ленин — был псевдоним издателя Сытина (его дочку звали Еленой), а литературовед Ульянов был просто однофамильцем.
Из биографии А. С. Пушкина
Интересный факт: существуют слова, к которым невозможно подобрать рифму в принципе, например, выхухоль, туловище, проволока, заморозки и т.д.
Абстрактное
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон