Наважденье

69 0

Пылал закат сгорающего лета,
Её прибила пенная волна.
Была в глазах пронзительного цвета
Вся синь небес и моря глубина.

Движенье рук её неосторожных
Вдруг разожгло огонь в моей крови.
Случилось то, что было невозможно,
И стал я снова пленником любви.

А мне казалось, мне казалось,
Что ничего мне в жизни не осталось.
Что всё в былом – победы, пораженья,
И чьих-то рук случайные движенья.

Она была посланником небесным
И преисподней огненным гонцом.
И в ней грешил и тихо слушал мессу
Коварный демон с ангельским лицом.

Но пробужденье было неизбежным.
И наважденью наступил конец.
Вмиг растворился мой посланник нежный,
А вслед за ним и огненный гонец.

[adsp-pro-6]
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
[adsp-pro-4]

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Рукописи Пушкина всегда выглядели очень красиво. Настолько красиво, что прочесть текст было практически невозможно.
Из архивов русской поэзии
Самый разборчивый почерк был у Сергея Есенина , за что его издатели не раз благодарили.
Из архивов русской поэзии
В своей короткой 26-летней жизни Лермонтов М. Ю. участвовал в трех дуэлях, еще четыре удалось избежать, благодаря здравому смыслу окружающих.
Из биографии М. Ю. Лермонтова
Согласно распространённой версии, Пушкин А. С. посвятил написанное в 1825 году стихотворение «Я помню чудное мгновенье...» Анне Керн. Через пятнадцать лет композитор Глинка положил эти строчки на музыку и посвятил романс её дочери — Екатерине Керн, в которую был долго влюблён.
Из архивов русской поэзии
Первая дуэль А. С. Пушкина случилась в лицее, а вообще его вызывали на дуэль больше 90 раз. Сам Пушкин предлагал стреляться больше полутора сотен раз. Причина могла не стоить выеденного яйца — например, в обычном споре о пустяках Пушкин мог неожиданно обозвать кого-нибудь подлецом, и, конечно, это заканчивалось стрельбой.
Из биографии А. С. Пушкина