Когда ты далеко

345 0

И снова сон, что я проснулся, – и в длинном поезде ночном
один лежу – и нету рядом любимой… лишь железный гром.
И я бегу через вагоны, и я кричу – но тра-та-та!..
нет ни людей, ни машиниста, ни чемоданов – пустота…

Ах, это ты во тьме мелькнула – внизу бежала по снегам,
кричала, мне вослед махая и падая в лиловый снег?..
Я высунулся из вагона – а поезд мой влетел в тоннель…
и он часами, днями длится, и ни сойти, ни спрыгнуть мне…

И снова будто я проснулся – я в самолете… боже мой,
ведь можно так стать сумасшедшим. Я в самолете, я лечу,
но где же милая, где люди… мой самолет пустой насквозь
гремит сквозь сумрачные тучи, и сами движутся рули…

А кто же там – не ангел светлый на облаке?.. стояла ты!
Я закричал тебе в оконце, но разве можно услыхать?
Я вырвал дверцу – в шуме ветра к тебе желая проскользнуть,
но, на крыле стальном повиснув, лечу меж молний и дождя…

И снова я от сна очнулся – иду дорогою в снегу,
вокруг блестят глазами волки и нету светлого окна.
Но здесь ты шла – след узкой туфли мгновенно снегом замело…
Ты здесь была – на голой ветке сверкает золотой твой шарф…

Но кто-то там? Не ты ль блеснула, как юный месяц, в небесах?
И подо льдом, как свет, прозрачным – с веселым гребнем в волосах?
И за окном у самовара с чужим мужчиной и детьми?
Где ты, счастливая, смеешься… О, черт возьми! О, черт возьми!

И черт уже стоит, осклабясь: – Ты как всегда нетерпелив.
Что высших тайных знаний кладезь? Тебе вина бы и олив.
Вернее, самогонки с хлебом… и бабы теплой на всю ночь…
А я-то, бегая по склепам, все мыслил, как тебе помочь.

Но у тебя не будет счастья – не держишь слово. Как листва
меняется под ветром в чаще – твое лицо, твои слова…
Что за народец воспитали в стране рабочих и крестьян?
Куда смотрел товарищ Сталин? Один обман, один туман.

Здесь Мефистофелю бы горе с его доверчивой душой…
Его бы Фауст объегорил, объехал на козе кривой.
И молодость свою вернул бы, а черта сдал бы в КПЗ.
Ты слышал, как запели трубы, когда я о кривой козе?

Се – истина, и ты напрасно нас затеваешь обмануть…
Отдай свою любовь, и ясно, что твой навек продлится путь.
Отдай ее, и слава грянет, и деньги полетят дождем!
И каждый камень будет пряник на розовом пути твоем!

И снится мне – схватил я черта за шею… но к чему борьба?
В руках моих другое что-то… водопроводная труба!
И вот тебе в конверт страница! Скорей же прилетай ко мне.
Иначе что-нибудь случится – бронхит… переворот в стране…

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Когда Маяковский ввёл в употребление свою знаменитую стихотворную «лесенку», коллеги-поэты обвиняли его в жульничестве — ведь поэтам тогда платили за количество строк, и Маяковский получал в 2-3 раза больше за стихи аналогичной длины.
Из биографии В. В. Маяковского
Русские поэты обогатили родной язык многими новыми словами, которые мы сегодня считаем обиходными. Благодаря стихам Игоря Северянина в наш лексикон вошло слово «бездарь», Велимир Хлебников придумал слово «изможденный» и дал название профессии летчика – до этого летчиков называли авиаторами.
Из архивов русской поэзии
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
© 2008 - 2020 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон