Обращение демократа-реформатора Бориса Гайдамовича Чубейкина к пенсионерам по случаю десятилетия реформ в России

88 0
Rate this post

Благо народа — высший закон.
Цицерон

Демократия отнимает те пустяки, которые народу дала диктатура — работу, жилище, стабильность, — и дает взамен свободу.
Леонид Шебаршин

Старики-пенсионеры!
Честь пора вам знать и меру:
Вы у нас ярмо на шее,
Прибирайтесь поскорее.

Вы Реформу тормозите
Тем, что пенсию хотите.
Вам, как будто невдомёк,
Что Учитель на урок
Уж давно голодный ходит,
Сам не свой по классу бродит,
И случается порой,
Что он об пол головой,
Исчерпав до капли силы,
И — из класса — да в могилу…(*)

Скажем прямо мы для всех,
Что на вас той смерти грех.
Всё ворчите, да кричите,
Что и вы, мол, жить хотите!

Вот на вас-то и ушли
От Учителя рубли!
Но вы пожили на свете,
Дайте жить и вашим детям.
Вы обуза для страны
И её пустой казны.

Мы все силы прилагаем
И уже изнемогаем,
Чтоб из тощего бюджета
Прокормить ораву эту:

Накормить сытнее СМИ,
Чтоб не грызли нас они;
МВД — чтоб не тощали,
Нас от черни защищали;
Про Учителя мы выше
Говорили — еле дышит;

Вон их сколько! Только здесь
Список далеко не весь:
Медик тоже хочет есть;
И Культура сохнет — шутка?
Чем живёт? Подумать жутко!
Подыхает без жратвы,
Вот беда! А тута вы!

Осмеёт нас вся земля:
Что за дурни у руля?

Хошь, не хошь — корми Престиж,
Чтоб ни Лондон, ни Париж
Пред Москвой не задавались
И, хоть вслух, не издевались,
Что за десять лет реформ
Не хватает на прокорм;
Что трещит по швам страна,
Что опасна им она
Без ветрил, руля и курса;
Богатейшие ресурсы
Распыляет задарма,
А тем временем сама
Клянчит по миру взаймы,
Чтоб из нищенской сумы
Каждый год кроить бюджет,
А своих доходов нет…

Так о чём мы? Да — Престиж!
Значит… Лондон и Париж…
Ну, конечно, и Нью-Йорк
Тоже чтобы нам помог!

Мы объездили весь мир
В поисках долларов, лир,
Марок, фунтов, иен и франков;
Мы пороги ихних банков
Обиваем много лет,
Чтоб горел Реформы свет.

Вы поймите, ради Бога,
Очень вас уж стало много!
Если ж прямо говорить,
Даже Армию кормить
Из-за вас нам стало тяжко,
Исхудала вся, бедняжка!
А последствия чреваты:
Разбегаются солдаты,
Генералы с голодухи
Стали сонные, как мухи;
В рынок тоже так и льнут,
Всё, что могут — продают.
Впрочем, говорят, что это
Благодатно для бюджета,
Облегченье для реформ.
Так сказать — подножный корм.

Рынок — это, право — сила!
А поди, как было б мило,
Чтоб людишек продавать
(Надо б то обмозговать…).
Хорошо было б, к примеру,
Продавать пенсионеров:
Вот подспорье для казны!
Но… кому они нужны?

Вот, пожалуй, спрос не малый
Мог бы быть на генералов;
Как известно, на войне
Генерал в большой цене.
Вот где выгода казне!
Что ж, предложим третьим странам…
Но, назад, к своим баранам,
То бишь, к нашим едокам —
Иждивенцам-старикам.

Гражданины и гражданки,
Христиане, христианки!
Помогите демократии,
Чтоб советской партократии
Навсегда дать поворот
От российских от ворот.
Ведь житья вам не давала,
Вас и гнула и ломала,
И работой угнетала…
А бесплатно вас лечила,
Чтоб нажиться с вашей силы.
Разгрузите нам бюджет!
Право слово — Этот Свет —
Ну не стоит он того,
Чтоб цепляться за него.
Мы же вас в веках прославим,
Мы вам памятник поставим,
Будем свечки ставить вам
По большим церковным дням.

Если ж вас не убедил,
Что страна, как крокодил,
То продолжить вам готов
Дальше счёт голодных ртов.

Поговорку помним мы:
“От сумы, да от тюрьмы…”
Но ведь, в тюрьмах, хоть и Зеки —
Тоже, всё же — человеки,
Тоже на хребте сидят,
Хоть по малу, но едят.

А где тюрьмы, там — Охрана!
Ясно даже для профана:
Лучше Судьям не давай,
А Охрану не замай!

Да! Забыли про Науку!
Поглядишь — так прямо мука;
Подыхает без кормёжки
И вот-вот протянет ножки;
По всему земному шару
растеклись её мозги…
Вы ей злейшие враги.
Это вы её объели,
Догола её раздели.

Мы же от натуги рвёмся,
Словно в стенку, лбами бьёмся…
Ох, как ноша не легка!
Как везла её ЦК!?
Да ещё клепала танки,
Словно те — консервны банки!
Да весь мир держала в страхе!
И не знали в Карабахе
Армянин с Азербайджанцем,
Что придётся им сражаться,
Биться насмерть дружка с дружкой
Автоматом, миной, пушкой…

До чего ж они речисты —
Краснобаи-коммунисты;
В их ЦК был должен врать я,
Будто все народы — братья.
Оказалось, что народы —
Братья, если нет свободы.
Я горжусь, что без меня
Не проснулась бы Чечня;
Так бы и жила беспечной
С ингушами в дружбе вечной.
Мы открыли клетки дверь —
Пусть живёт на воле зверь.

Впрочем, здесь мы увлеклись
И от темы отвлеклись.
Тема ж нынче лишь одна:
Что в опасности страна.

Чтоб стране не дать пропасть —
Укреплять нам нужно Власть.
Власти ж много надо корма,
Без неё помрёт Реформа,
Без реформ вы пропадёте
И, опять-таки — помрёте.

Вот ведь, видите вы сами —
Сходятся концы с концами:
Так ли — сяк случится, слыш-ка,
Всё равно вам будет крышка;
Мы же крышку ту забьём,
Вам отходную споём,
И начнётся тут подъём.

Так что, как тут ни крути,
Вы стоите на пути…
Отправляйтесь-ка в ОВИР
За путёвкой в лучший мир.

(*) — случай, был опубликован в СМИ. В заметках на полях показана ещё информация о трагическом положении учителя в пореформенной России.

Март, 1999 г.

Rate this post
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Однажды на коктебельском пляже Марина Цветаева сказала своему другу, поэту Максимилиану Волошину: "Макс, я выйду замуж за того, кто угадает, какой мой любимый камень". Так и случилось. Молодой москвич Сергей Эфрон - высокий, худой, с огромными "цвета моря" глазами - подарил Марине в первый же день знакомства генуэзскую сердоликовую бусину, которую Цветаева носила потом с собой всю жизнь.
Из биографии М. Цветаевой
Самым доходным произведением для Пушкина стал его роман в стихах "Евгений Онегин". Прижизненные издания "Евгения Онегина" и отдельных его глав принесли поэту прибыль, эквивалентную 4 000 000 современных российских рублей (или примерно 135 000$)
Из биографии А. С. Пушкина
Русский поэт и дипломат 18 века Харитон Макентин писал под псевдонимом Антиох Кантемир, который являлся анаграммой его имени.
Из архивов русской поэзии
В период ухаживаний за своей будущей супругой Натальей А. С. Пушкин много рассказывал своим друзьям о ней и при этом обычно произносил: «Я восхищен, я очарован, короче – я огончарован!».
Из биографии Пушкина А. С.
Сколько в мире памятников российскому поэтуПушкину? Ответ на этот вопрос содержится в книге воронежского коллекционера открыток Валерия Кононова. Во всем мире их — 270.
Абстрактное
© 2008 - 2022 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон