Публикация в журнале подъём

33 0

Подъем № 10, 2017

СЛЕЗЫ ЗЕМЛИ

* * *

В эту ночь играла скрипка,
грусть пытаясь превозмочь.
Было сумрачно и скрытно
в этом мире в эту ночь.

За окошком на просторе
пел смычок… Играл скрипач
что-то светлое, простое,
но похожее на плач.

И хотелось ночку эту
мне запомнить наизусть.
Только знал я, что с рассветом
канут музыка и грусть.


* * *

Года, минутами шурша,
блуждают где-то в мирозданье,
где бродят первые свиданья
и в сны приходят не спеша.

И в этой лунной тишине
звезда щеки моей касалась,
а мне, наивному, казалось:
ты возвращаешься ко мне.

* * *

Прошедшей жизни юный бред
настырно ломится в итоги,
чтоб в суматохе бывших лет
уйти от новой суматохи.

И вот пера последний взмах!
Царапаешь для утешенья.
— А что на улице?
— Зима!
— А что в почете?
— Вдохновенье!

Но шепчут по ночам года,
врываясь в точки болевые,
что не стареют никогда
ошибки наши молодые.

* * *

Я постарел на три разлуки,
я опоздал на много встреч.
Как новой избежать разрухи?
Как мне прошедшим пренебречь?

Оно — мой камень преткновенья:
не обойти, как ни крутись.
И будущее — не спасенье!
От прошлого в нем не спастись.

За мною будут вечно следом
лететь из юности мечты,
наивные полупобеды
и недолюбленная ты.

Как бились в крике эти руки,
я что-то все сказать хотел…
…Я опоздал на три разлуки,
и на печаль я повзрослел.

* * *

Когда звезды веселятся,
когда они счастливы —
звездопад!

А когда они грустят
в плену мимолетных печалей —
на небе темно.

Когда мы с тобою счастливы,
никто этого не видит —
мы же не звезды!
А когда мы грустим
в плену мимолетных печалей —
на небе темно.

* * *

Вот и снова дожди нагрянули,
лужи, словно слезы земли.
Мимолетно тоскою ранили
улетающие журавли.

Листья так легко обрываются,
дни так быстро тают вдали.
И пронзительно в сны врываются
улетающие журавли.

Стали сны облаками высокими,
только сбыться они не смогли.
Отодвину я шторы… за окнами
улетающие журавли.

* * *

По стеклам бьет дождик осенний,
плывут в никуда облака.
Вот сборник… Тарковский Арсений —
и сразу отпустит тоска.

И книжку я только открою —
и сразу поманят пути,
и тучи спешат стороною,
и мимо проходят дожди.

И птицы в березовых чащах
щебечут… Известно давно:
всегда предвкушение счастья
счастливей, чем счастье само.

* * *

На склоне лет нас тянет к прозе,
но иногда, как выстрел, ток,
как поцелуи на морозе,
в сетях мы бьемся чьих-то строк.

Отозвалось чужое слово,
а я не вытянул игру…
Но прозы разорву оковы
и с рифмой на губах умру.

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
«Любая кухарка способна управлять государством», — такого Ленин никогда не говорил. Эту фразу ему приписали, взяв из поэмы Маяковского В. В. «Владимир Ильич Ленин».
Абстрактное
Корнея Чуковского на самом деле звали Николай Васильевич Корнейчуков.
Из биографии К. Чуковского
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон