Студенты (Памяти Л. Н. Толстого)

436 0

Они идут, идут толпами,
И взоры их огнем горят,
И молодыми голосами
Как громом улицы шумят.

Толстой скончался, их великий,
Потрясший души их пророк,
Насилья мрак громивший дикий
И рабства нашего порок.

В гробу он, к жизни новой звавшим
И до конца все дни свои
К борьбе великой призывавший,
К победе братства и любви.

Нет, нет, не мертв он, — он, будивший
Великой правдой их сердца,
Их солнцем правды озаривший.
Ему нет смерти, нет конца!

Он жив. Он с ними. Образ дивный
Его, сияя, им встает,
И в новый мир его призывный,
Могучий голос их влечет.

Но жизнь в ответ полна вся кровью
Насилья, виселиц, штыков,
С распятой на крестах любовью,
С свободой мертвой от оков.

И жжет сердца их молодые
Его «Я не могу молчать!»,
И рвутся крики грозовые,
И никому их не сдержать.

«Долой смертную казнь!».
«Долой смертную казнь!».

О, все слилося в этом звуке —
Весь ужас, мрак и гнет веков,
Все истязания, все муки
Тюремных заживо гробов,

Все пыток ужасы и плахи,
Топор, и кнут, и скрип дыбы,
И палачей в крови рубахи…
Все русской ужасы судьбы!

И в петле виселиц страданья
Кошмар безумный!.. И расстрел!..
И ужас казни ожиданья,
И судорги распятых тел!

Весь ад, все зверства эшафота…
Свист пуль, веревок и бичей…
Вся, вся кровавая работа
Века терзавших палачей!

«Долой смертную казнь!».
«Долой смертную казнь!».

В стране немой толпы народной
Гремит сегодня, наконец,
Как буря смелый и свободный,
Крик молодых ее сердец.

В стране рабов, как ночь безгласной,
Где лишь Толстой один дерзал
Кричать царям, — их юный, страстный
За ним восстал сегодня шквал.

И крик: «Долой навеки казни!»
В лицо венчанных палачей,
Они бросают без боязни
Зловещей участи своей.

За ними, может-быть, закроют
Надолго крепости засов,
В снега, быть-может, их зароют
Сибирских тундр, якутских льдов,

Но никогда пред палачами.
Не станут уж молчать они.
Не задушить уже штыками
Толстым зажженные огни.

«Долой смертную казнь!».
«Долой смертную казнь!».

Но вот вождей казацких крики,
И конский топот в мостовой,
И устремленные в них пики,
И свист нагаек над толпой.

Вот этих плетью разогнали…
Но те идут… И вновь идут…
И свой протест навеки в дали
Всей жизни русской понесут.

И он звучать не перестанет,
Пока в кровавой нашей мгле
Свободы, братства солнце встанет,
Пока есть казни на земле.

«Долой смертную казнь!».
«Долой смертную казнь!».

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Когда Маяковский ввёл в употребление свою знаменитую стихотворную «лесенку», коллеги-поэты обвиняли его в жульничестве — ведь поэтам тогда платили за количество строк, и Маяковский получал в 2-3 раза больше за стихи аналогичной длины.
Из биографии В. В. Маяковского
Русские поэты обогатили родной язык многими новыми словами, которые мы сегодня считаем обиходными. Благодаря стихам Игоря Северянина в наш лексикон вошло слово «бездарь», Велимир Хлебников придумал слово «изможденный» и дал название профессии летчика – до этого летчиков называли авиаторами.
Из архивов русской поэзии
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
© 2008 - 2021 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон