Памяти Елены Алексеевны Пономарёвой сорок дней

116 0
Rate this post

О милых спутниках, которые наш свет
Своим присутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: “их нет”,
Но с благодарностию: “были”

В.А. Жуковский

И вновь мы за столом печали…
Минуло сорок дней,
Как скорбным дням отсчёт начали,
Как мы простились с ней.
Нам всем отныне эта дата —
Невосполнимая утрата.

***

Их было семеро, детишек
У славной гусевской четы,
Девчушек чудных и парнишек.
Почти у городской черты —
В Черкизове стоял их дом,
Достаток был и счастье в нём.
Вела чета хозяйство справно,
На радость людям жили славно;
Не чужды моде и культуре…
То Русь была в миниатюре.

Там младшенькой была Ленушка,
Дитя прелестное, резвушка,
Семьи любимица, чей свет
Она впитала с малых лет.
Простая русская семья,
Каких теперь, к несчастью, нет.

Теперь иные времена;
Теперь Добро, Любовь не в моде;
Правители в своём народе
Растят лишь злобы семена.
Нет, не утрирую здесь я:
Газет страницы и экраны
Святым понятием “семья”
Зовут преступнейшие кланы!

Ах, как бы вновь туда вернуться —
К источнику добра, любви,
Но вихри по стране мятутся,
Давя, ломая все преграды,
Круша извечные уклады,
Сметая всё, что на пути.

Ах, сколько судеб изломалось!
И сколько ввысь вознесено…
Но лишь немногим удавалось
Сберечь домашнее тепло —
Любви и доброты приют,
Уклад семейный и уют.

Но вот, погода потеплела,
Ленушка наша повзрослела,
Судьба, по-счастию, к тому же
Дала надёжного ей мужа.
Теперь она хозяйкой стала.
Любовь, что с молоком впитала,
Она дарила всей родне.
И многим, в том числе и мне,
Тепло её гостеприимства
нередко душу согревало.
Ей чин высокий генерала
Своей семьи муж преподнёс,
Хотя и в шутку, но всерьёз.

Животворящая душа —
Она радушна и приветна
Была, добра и хороша,
И всех любила беззаветно,
И братьев и сестёр своих,
И молодое племя их.

Когда в Полушкино, бывало,
Родни большой случался сбор,
То тётя Лена хлопотала,
Как будто то был царский двор.
И был ей лучшею наградой
Застольный шумный разговор.

А коли на ночь оставались,
Чтоб по-грибы пораньше встать,
То тётя Леночка старалась,
Чтоб всем удобно было спать;
Кому диван, кому кушетку,
И раскладушку, и кровать…

Живые, милые картины…
Теперь их воскрешаешь с болью,
Но всё ж, как память о любимых,
У поминального застолья
Мы взор свой обращаем к ним
И с опозданьем говорим
Слова, омытые слезами,
Те, что живым им не сказали.

Так я скорблю, что в буднях быта
Бывала лира мной забыта,
Что лишь теперь, на этой тризне
Звучит она, а не при жизни.

Леонид Котов, 22.10.99

Rate this post
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
«Любая кухарка способна управлять государством», — такого Ленин никогда не говорил. Эту фразу ему приписали, взяв из поэмы Маяковского В. В. «Владимир Ильич Ленин».
Абстрактное
Корнея Чуковского на самом деле звали Николай Васильевич Корнейчуков.
Из биографии К. Чуковского
© 2008 - 2022 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон