Раскопки

301 0
Rate this post

Ах, до чего же этот день красив
Устами роз, глазами синих слив
И жёлтыми веснушками акаций.
Но если вдуматься, сия земля — архив
Заложенных в неё цивилизаций.

Приподнят Вавилон, откопан Рим,
Как кровью, цикламенами багрим,
Амфитеатр концертной Кейсарии.
И местность найдена, где выдохом парным
Прижался вол к ребёночку Марии.

От филистимлян — глиняный узор
На саркофаге, будто слепок с гор.
Из устриц пурпур — от купца фракийца,
Состав же краски не открытый до сих пор
Румянит, может быть, и наши лица.

Так что же здесь останется от нас?
Взрыв — за пластами, за веками — час,
За миром — крест, за человеком — робот
И тучки в космосе пасущий Волопас,
И ропот звёзд иных, и моря рокот.

Rate this post
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Русские поэты обогатили родной язык многими новыми словами, которые мы сегодня считаем обиходными. Благодаря стихам Игоря Северянина в наш лексикон вошло слово «бездарь», Велимир Хлебников придумал слово «изможденный» и дал название профессии летчика – до этого летчиков называли авиаторами.
Из архивов русской поэзии
Источник выражения «И ежу понятно» — вот это стихотворение Маяковского («Ясно даже и ежу — Этот Петя был буржуй»).
Из архивов русской поэзии
Марья Гавриловна из «Метели» Пушкина А. С. была уже немолода: «Ей шел 20-й год».
Из творчества Пушкина А. С.
Ивану Сусанину на момент совершения подвига было 32 года (у него была 16-летняя дочь на выданье).
Абстрактное
Корнея Чуковского на самом деле звали Николай Васильевич Корнейчуков.
Из биографии К. Чуковского