Ржаное солнце

293 0

И молния ударила в него,
В могучий дуб крестьянской родословной!
И расщепила сердце у того,
Кто сам стоял среди долины ровной.
Раскидистый и кряжистый,
Стоял,
С Микулу Селяниновича ростом;
Кто в жизни полземли перепахал,
Полмира прокормил из доброй горсти.
Ценима ль нами эта доброта,
Когда, угрюмы и седобороды,
Уходят наши праотцы труда —
И тихо расступаются народы!
И — вечный путь!
Не музыка гремит,
Не марши похоронные играют,
А рожь вполнеба на ветру звенит,
Вполсолнца скирды в небе вырастают.
И блещет серп,
А не шальной кистень,
И на челе — покой и вдохновенье.,.
Идут крестьяне русских деревень,
Идут за поколеньем поколенье.
И ты,
Меж ними равный,
Не святой,
А проклятый царями и богами»
Как будто на покос идешь с росой.
Ушел. И в поле тихо,
Словно в храме.
Стоят, сняв шапки,
Рыжие стога.
И вижу я,
Как солнышко восходит
На дедовом горбу
И, как сноха,
Его земля ржаных детей выводит.
Теснится шум неясный вдалеке,
То рожь новорожденная вздыхает.
И нянчит дед ее в своей руке
И колыбельные ей песни бает.
Земля, земля,
Седая колыбель!
Ты рожь зскачала
И меня вскормила!
И шел за плугом дед мой,
Песни пел,
Ржаное солнце за спиной всходило.
Характером суров он был и яр.
В тридцатые,
Когда брала за глотку
Старуха-голодовка,
Голодовку
Он контрой называл.
И шел он в яр
И лебеду косил там до рассвета,
И пахла хлебом эта лебеда.
И лебедем бескрылым билось лето,
И снилась рожь,
Как жаждущим — вода.
Она в окошко зернами стучала,
По крышам звездопадила в ночи.
И, как икона, бабушка молчала,
Дед глухо матерился на печи.
А по селу с косой шла голодуха,
А кто-то лгал. И ложь была как ржа.,.
Но встал мой дед — Голодный рыцарь духа,
— Последнее зерно в кулак зажал.
И вышел в степь И поклонился низко:
«Прости-бо, неродючая земля!.,»
Рванула мама на груди монисто,
Качнулись сестры, словно тополя.
Не проклиная землю недорода,
Не поминая бога и святых,
— А подпирая небо,
В древо рода
Впервые вырос дед в глазах моих.
Он размахнулся широко-широко
И выдохнул:
«Прими зерно, земля!..я —
Всходило солнце рыжее высоко,
Вскипали молодые зеленя.
Пугались сестры соловьиной тайны.
И мать счастливо яблоню трясла,
И корабелил батько на комбайне,
И песнь меня у брода стерегла.
В ней пелось и про счастье,
И про долю,
Про мудрость сизокрылого орла.
А мне хотелось в рожь уйти
И вволю
Напиться солнца, света и добра…
И плыть под зоревого всплеска звуки
И слушать обмолотные грома.
Ржаное солнце подымают руки
В мозолях твердых,
Как земля сама.
Венчают землю вещие орбиты,
И землепашцы неба ждут земли,
Когда она, колосьями обвита,
Пройдет в иллюминаторе вдали.
Земля,
земля!
Она под сердцем где-то
Вполоборота к солнышку лежит.
И космонавт па миг припомнит деда,
По саму грудь стоящего во ржи…
Стоят жнецы жрецами жаркой жатвы,
В сухой ладони взвесивши зерно,
Которое и в хлебе космонавта,
И в самом сердце у меня оно!
С тех самых лет,
Как в праздник урожая,
Вздымался каравай —
Застолья царь.
За стол садилась вся семья большая,
По русскому обычаю, как встарь.
Крестьянский стол —
Рук дедовых забота.
Не просто мы за стол садились жрать
Сам дед священнодействовал за бога,
И хлеб и соль тайком крестила мать,
Чтоб батько не увидел…
Шла трапеза.
И дед брал в руки первым каравай
И на себя ножом горбатым резал,
И громоздился хлеб из края в край.
А он вставал,
Седой воитель поля,
И первым ложку медленно так нес…
Горька нерасплескавшаяся доля,
Сладка от солнца,
Солона от слез!
И грустно мне,
Когда иные врали,
Ее припудрив,
Запускают в свет,
Любители бездумных пасторалей,
Которым сплюнул дед бы мой вослед.
Была у деда доля и недолей,
Но намертво в любую из невзгод
Стоял за правду-матушку,
на то ей
Такое имя дал простой народ.
Пред сильными не кланяяся долу,
В могучем блеске вызревших зарниц
Сгибался в три погибели он в поле
Лишь перед рожью,
Даже падал ниц…
Ржаное солнце —
Тяжкая забота.
И жить бы деду,
Жить еще сто лет.
Но молния ударила,
и вот он,
Обмытый, возлежит на том столе,
Где локти протирали мы когда-то,
Солонку просыпали на беду.
На том тесовом, грубом, угловатом,
Им сбитом в незапамятном году.
Лежит мой дед,
Как небо, синь и светел,
В большой рубахе,
Белой от берез.
И на груди ржаное солнце светит —
Червонный орден
В грудь, как в землю, врос.
Я слышал сказку —
Сердце рассветает,
Я нянчил песню —
Сердце не умрет.
Червонным маком сердце расцветает.
Из-под земли живым цветком растет.
Земная кровь по жилам колобродит.
И дед плывет
В колосьях и в лучах.
И ржаное солнышко восходит
На молодых плечах его внучат!

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
«Любая кухарка способна управлять государством», — такого Ленин никогда не говорил. Эту фразу ему приписали, взяв из поэмы Маяковского В. В. «Владимир Ильич Ленин».
Абстрактное
Корнея Чуковского на самом деле звали Николай Васильевич Корнейчуков.
Из биографии К. Чуковского
Известно, что Пушкин А. С. был очень любвеобилен. С 14 лет он начал посещать публичные дома. И, уже будучи женатым, продолжал наведываться к "веселым девкам", а также имел замужних любовниц.
Из биографии А. С. Пушкина
Интересно, что у поэзии есть свой праздник. В 1999 году по инициативе ЮНЕСКО был учрежден Всемирный день поэзии, который отмечается 21 марта.
Абстрактное
Интересный факт: русскоязычные поэты могут использовать 5 различных стихотворных размеров, а арабские – 28.
Абстрактное
© 2008 - 2020 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон