Ванин день рождения

25 0

Ребята! Ну, хоть те из вас,
кто любит приключения,
послушайте-ка мой рассказ
про Ванин день рождения.

У озера Ильмень, на Волхов-реке
наш Ваня живёт-подрастает.
Он страшных чудовищ со шпагой в руке,
геройски борясь, побеждает.

Сегодня исполнится Ване семь лет,
но равных в сраженьях ему уже нет.
Порою задумчив наш Ваня бывает,
два трудных вопроса его занимают:

Где воду живую и мёртвую взять,
чтоб в битве погибших друзей оживлять?
И как завладеть чудотворным лучом,
которому латы и щит нипочём.

Об этом наш Ваня смотрел много раз
По телеку фильмы…
Так вот мой рассказ.

* * *

По Ильменю белый плывёт пароход,
на том пароходе Синдбад-мореход.
Он в Новгород к Ване сегодня плывёт
и радостно песню об этом поёт:
«Я еду к Ване в гости, везу ему привет.
Сегодня исполняется Ванечке семь лет.
Привет везу из Индии от тигров и слонов.
Расти большой, Ванюша, и будь всегда здоров!»

Но тут к Синдбаду подлетел
Горыныч — страшный Змей:
«А ну, давай, Синдбад, садись
мне на спину скорей.
Я мигом в Новгород домчу.
Я тоже к Ванечке лечу.
Ему на день рождения
везу от бабушки Яги
я в баночке варенье».

И вот, Синдбад на Змее по небу летит,
он сверху видит: в Волхов заплыл огромный кит.
Кит плыл из океана на Ванин день рождения,
но в Волхове-реке застрял, лежит там без движения.

О, бедный кит в большой беде
хвостом молотит по воде
и говорит сердито:
«река здесь, как корыто;
уж очень узки берега,
они сдавили мне бока,
и не могу я к Ване плыть,
ему подарок подарить.
Ну что мне делать, как мне быть?»

«Ах, бедный кит, — Синдбад сказал, —
зачем же ты сюда влезал?
Не сможем мы тебя спасти,
придётся Ваню привести.
Ему исполнилось семь лет,
теперь ему уж равных нет
ни в силе, ни в сноровке,
он умный, сильный, ловкий».

* * *

А в доме Ванином, чуть свет,
уж мама сбилась с ног:
Ведь сыну Ванечке семь лет,
стал взрослым наш сынок.
«Ты что расселся, папа тут?
Ведь скоро гости к нам придут,
а вы всё не готовы!
И ты, сынок, поторопись,
на праздник свой принарядись,
надень костюмчик новый.»

Гостей встречает ворот
пушистый, важный, рыжий кот.
Его Василием зовут.
Он, после Вани, главный тут.

С утра гостям уж вход открыт.
Пришёл всех раньше Айболит.
Спешит он в Африку опять —
такая уж работа —
его зовут скорей спасать
гориллу с бегемотом.

«Ванюша, — доктор говорит, —
тебя я поздравляю,
и, чтобы доктором ты стал
от всей души желаю;
и эту книжку про зверей
хочу тебе вручить.
Расти большой, учись скорей,
и будешь их лечить».

Вот Буратино прибежал.
Ходить он в гости обожал.
«Привет тебе, Ванюшка,
а вот тебе игрушка!»
И озорник проворно
раскрыл свой кулачёк,
а на ладошке чёрный
проворненький жучёк.

Жучка у Буратино
Ванюша взять хотел,
а жук расправил крылья
и тут же улетел.

Потом, хоть было лето,
явился дед Мороз.
Он Ване два пакета
с мороженым принёс.
Сказал: «Ванюша, здравствуй!
Да ты большой уже!
Ты знаешь ли оленей,
тюленей и моржей?
Тебя я вместе с ними
сегодня поздравляю,
здоровым быть и сильным
от всей души желаю».

За дедом Морозом промолвили басом
свои поздравленья Кощей с Карабасом:
«Тебя поздравляем, Иван, с днём рожденья,
тебе мы желаем успехов в ученье.
А если же будешь ты плохо учиться,
с тобою такое, как с нами случится.
Мы книжек хороших совсем не читали,
поэтому злыми такими мы стали.
Никто нас не любит, к нам гости не ходят,
и наши дома стороной все обходят.
У нас ни друзей, ни товарищей нет.
Мы даже не знаем, сколько нам лет.
Родители нами пугают детишек.
Зачем не читали хороших мы книжек!»

Вслед за ними пришёл Бармалей.
Он стал в Ленинграде добрей и милей.
Но сердится, если о давней поре
напомнят ему… То, как он на костре
собрался зажарить двух маленьких деток,
которым верёвкой из пальмовых веток
он накрепко ручки и ножки связал…

Ах, зря я об этом сейчас рассказал!

Теперь в Бармалее ни капельки злости.
Он к детям приходит с подарками в гости.
И Ване он пряников сладких принёс.
Он детям теперь, как второй дед Мороз.

И снова в калитку раздался тут стук:
«Ну, здравствуй, Ванюша, я — Маленький Мук.
Читал ли ты в книжке мои приключенья?
Мне выпало в жизни немало мученья.
Но, всё же, ты видишь, я не унываю,
чего и тебе я всем сердцем желаю».

Тут вдруг чьи-то крылья полнеба закрыли.
Конечно, Горыныч с Синдбадом то были.
И вот уж, Горыныч на землю спустился
и к Ване Синдбад, торопясь, обратился:
«Ах, Ваня! Скорее! Случилась беда!
На Волхове мелкая очень вода.
К тебе там спешил с поздравлением кит,
застрял он в реке и недвижно лежит».

Тут Ваня себя ощутил командиром —
отважное сердце стучит под мундиром —
гостей, как дружину, к реке он ведёт.
Он друга морского не подведёт.

И гости, его подчиняясь приказам,
со всей навалилися силою разом,
все дружно взялись с головы до хвоста,
и с мелкого места стянули кита.

Ур-ра! То-то радость вокруг наступила!
Киту даже чуточку совестно было.
Он всех за спасение благодарил,
и, к Ване подплыв, ему так говорил:
«Спасибо тебе, мой герой и мой друг.
Ты спас меня, Ваня, от гибельных мук.
Захочешь, коль, ты океан переплыть,
тебе буду рад я всегда послужить.
Теперь же, когда позади все мытарства,
Прими поздравленья от рыбьего царства;
В подарок прими, так же, эту игрушку
(и Ване даёт он большую ракушку).
А я поплыву рассказать всем морям,
Как Ваня геройски спасал их царя».

Все рады-довольны, весёлые лица;
теперь бы обсохнуть скорей, обсушиться.
Идёт от реки возбуждённый народ,
и видят: их ждёт богатырь у ворот.

Добрыня Никитич пришёл с поздравленьем,
И смотрит на шествие он с изумленьем:
Откуда же Ваня весь мокрый идёт
И что за дружину с собою ведёт?

Все гости Добрыню кольцом окружили,
О том, что случилось, ему доложили,
Добрыня Ивана сердечно обнял,
Его над собою высоко поднял,
«Взгляни-ка Иван, это наша земля,
Обширны у нас и леса, и поля,
Но ворогов много, Ванюша, у нас,
На наши просторы они много раз
С оружием рати свои насылали,
Рабами своими нас сделать желали;
Мы землю родную от них защищаем
И это тебе мы, Иван, завещаем.
Тебе Илья Муромец дарит свой меч,
Пока что, желаем его поберечь,
А вырастешь, витязем станешь, как мы
И будешь защитником нашей страны».

Вдруг слышится цокот копыт вдалеке.
То мчится Иван на коньке-горбунке.
«Скорей, Горбунок, надо нам торопиться,
Ванюше в подарок перо Жара-птицы
хочу подарить я, а с ним — мой привет.
Сегодня исполнилось Ване семь лет!»

Конёк-Горбунок, перепрыгнув забор,
влетает с Иваном к Ванюше во двор.
«Ну, здравствуй, Ванюша», — Иван говорит.
Перо жара-птицыно жаром горит.
Ванюше Иван то перо подаёт,
шутливую песенку громко поёт:

«Как на Ванин день рожденья
собралися гости,
поднесли им угощенье —
жареные кости.
Захотели гости пить,
стали воду в кружки лить,
а из каждой кружки
прыгают лягушки!»

Гости весело смеялись.
Тут и пир пошёл горой.
А потом все забавлялись
пеньем, танцами, игрой.

На пиру и я том был,
вкусно ел и сладко пил,
а потом про всё, что видел,
эту сказку сочинил.

Леонид Котов, Май, 2001.
2-я редакция — май 2016 г.

Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
В своей короткой 26-летней жизни Лермонтов М. Ю. участвовал в трех дуэлях, еще четыре удалось избежать, благодаря здравому смыслу окружающих.
Из биографии М. Ю. Лермонтова
Согласно распространённой версии, Пушкин А. С. посвятил написанное в 1825 году стихотворение «Я помню чудное мгновенье...» Анне Керн. Через пятнадцать лет композитор Глинка положил эти строчки на музыку и посвятил романс её дочери — Екатерине Керн, в которую был долго влюблён.
Из архивов русской поэзии
Имя Светлана не является исконно славянским. Оно было придумано и впервые использовано поэтом Востоковым А. Х. в романсе «Светлана и Мстислав», а широкую популярность получило после выхода в свет баллады Жуковского В. А. «Светлана» в 1813 году.
Из архивов русской поэзии
В России в 1912 и 1914 годах выходили сборники стихов Пушкина, которые теперь стали библиографической редкостью: составителем сборников был некий В. Ленин, а предисловие написал А. Ульянов. Ленин — был псевдоним издателя Сытина (его дочку звали Еленой), а литературовед Ульянов был просто однофамильцем.
Из биографии А. С. Пушкина
Интересный факт: существуют слова, к которым невозможно подобрать рифму в принципе, например, выхухоль, туловище, проволока, заморозки и т.д.
Абстрактное
© 2008 - 2019 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон