Предание о Соленом озере

564 0

Rate this post
Среди «голубых жемчужин» Южного Урала
есть целебное соленое озеро Мулдак.
По утверждению геологов, было оно когда-то пресным.

Предание древнее это
Поведал мне старый солдат.
Над озером жаркое лето
Лучистый раскинуло плат.
Мы берегом вышли к ложбине.
В заросшем овражке, в пыли,
Валялись, торчали, как бивни,
Поломанные костыли.
— И я на таких же подпорках
Домой воротился с войны.
Вон видите ровную горку,
Зеленую, вроде волны?..
И сказку повел он, как песню.
Слыхал или выдумать смог,
А озеро вторило плеском
И пену стелило у ног.
Мне так захотелось поверить
В рожденье целебной воды,
Что сказка ступила на берег,
В песке оставляя следы…
В степном приуральском предгорье,
Незнамо в какие года,
То озеро не было горьким —
Плескалась вода как вода,
Как будто трехверстное блюдо
На скатерть легло, в ковыли,
Вдали — караваном верблюдов
Горбатые горы брели.
А степи до самого кряжа
Волнились такой муравой,
Что кони и вершники даже
Тонули в траве с головой.
И людям бы жить на просторе,
Но в тон же безвестной поры
На мирные хижины горе
Слетело с Змеиной горы.
Чуть зорька над нею забрезжит,
Глаза золотые открыв,
Зубовный доносится скрежет
И шорох драконовых крыл.
И тяжко от черной напасти,
И страшен злодейский налет,
Когда из разинутой пасти
Он бешеной пеной плюет:
То ноги ломотою стянет,
То тряской вконец сокрушит,
То язвой лицо испоганит,
То силы, то жизни лишит.
Джигиты, и старцы, и дети,
И жены, недолю кляня,
Страшились небесного света,
Как волки боятся огня.
Не то чтобы поле засеять
Да выездить резвых коней, —
Жилища покинуть не смели,
Пока не натешится змей.
И только из крайней саманки,
Едва рассветет синева,
За травами шла спозаранку
К далеким урманам вдова.
И снадобья слабых спасали,
И смерть отгоняло питье,
И матерью люди прозвали
За щедрое сердце ее.
Невесть по какому закону
Весь в матушку, ласковый сын
Один не боялся дракона
И вырос могуч и красив.
Однажды в годину печали
На женский отчаянный крик
Забрел по дороге случайно
В селение дервиш-старик.
И люди, стеная и плача,
Спросили того мудреца:
— Неужто погибнем мы, старче,
А бедам не будет конца?
Воздел он иссохшие руки,
Как ветки сухой карагач:
— Не даст избавленья от муки
Ни гнев, ни покорность, ни плач.
Одна лишь великая жертва
Спасет от проклятья село,
Одно лишь великое сердце
Осилит великое зло.
Найдите его — и злодея
Сотрет оно с вашей земли!..
…И люди на мать поглядели
И молча глаза отвели.
Она ничего не сказала —
Ответить ей было невмочь,
Смотрела сухими глазами
Она в непроглядную ночь
И видела сына родного,
Забитый бедою аул…
А сын ее понял без слова
И к поясу нож пристегнул.
И конь его нес ураганом
К Змеиной горе, на восток,
И долго под черным шиханом
Белел материнский платок.
Заря подрумянила небо
Над синими стрелами крон,
И выметнул в небо свирепо
Когтистые крылья дракон.
И снова к печальному краю
Коварная тень поползла,
И кто-то кричал, умирая…
А мать у дороги ждала.
Прошли по степи суховеи,
А ночью бесилась гроза.
Когда же заря, багровея,
Опять приоткрыла глаза,
То рваная тень заметалась,
Истошный послышался стон,
Подбитые крылья пластались
И вихрем трясли небосклон.
Но третье спокойное утро
Легко поднялось из ночи
И нежно, светло, златокудро
Рассыпало в небе лучи,
Как будто на лебеде белом
Заря молодая плыла,
И черная мгла не задела
Ее золотого крыла.
Приветному солнцу навстречу,
Ликуя, народ выбегал.
Звенели веселые речи,
Дымился кизячный мангал,
Готовили женщины пищу,
Седлали джигиты коней,
И людям свое пепелище
Казалось милей и родней.
А девушки пели, как птицы,
И тешили дети аул,
И ветер в открытые лица
Емшаном и донником дул.
И в праздничном, вольном веселье
Счастливцы забыли о том,
Как дорого стоит спасенье,
Чей сын не воротится в дом…
Нет, мать о каменья не билась.
Сыновий потрогала след,
Родимой земле поклонилась,
И сыну, которого нет.
Брела по зеленому склону,
Смотрела, как степь расцвела,
Услышала радостный гомон
Спасенного сыном села.
Тот шум ее душу и тело
Как острой косой подкосил:
Для горя ей силы хватило —
Для радости не было сил.
Головушку думы качали,
Усталые ноги не шли,
Печальные чайки кричали
И к озеру стоном вели.
Осока, плакун да купавы
Шептали, ложась под ступни:
— Приляг на пахучие травы,
У тихой воды отдохни!
Упала. Ударилась оземь,
И кровь застучала в висок,
И хлынули горькие слезы
На мокрый прибрежный песок.
У горла огнем полыхали,
Тоской обжигали зрачки,
От каждой слезинки сбегали
К озерному дну роднички.
Кипели соленые брызги,
Струился горючий ручей,
Пока не истаяли искры
На дне материнских очей…
А дома старейшина рода
За пиршеством вспомнил о ней:
— Подайте для матери меда
И мяса кусок пожирней!
Но старая мать не сидела
Хозяйкой в почетном кругу.
Нашли ее хладное тело
На мокром от слез берегу.
Печальный обряд совершили
И в память на веки веков
На холм положить порешили
Земли от родных очагов.
Тяжелые горные камни,
Огромные комья земли
Всю ночь поднимали руками,
Все выше несли и несли.
Забыли про боль и усталость,
Дымились ладони от ран,
И снова брели, спотыкаясь,
Пока не вознесся курган.
Еще петухи не пропели,
Лучи облаков не зажгли,
А люди к озерной купели
Помыться — напиться пришли.
И — чудо! Как нежные крылья,
Вода их тела обвила,
Смахнула и боль, и бессилье,
А новые силы влила.
Тут диву бы им подивиться,
Испить от души, да нельзя:
Светлее слезинки водица,
Но вот солона, как слеза.
А солнце над степью смеется:
— Вода солона — не беда,
Зато в родниковых колодцах
Свежа питьевая вода!
С тех пор над лазурью озерной
Лишь зори да чайки парят,
Да люди к воде чудотворной
Пути издалека торят.

Rate this post
Понравилось стихотворение? Оставьте свой комментарий!
Обычные комментарии
Комментарии

Будьте первым, кто прокомментирует это стихотворение?

Помните, что все комментарии модерируются, соблюдайте пожалуйста правила сайта и простые правила приличия! Уважайте и цените друг друга, и, пожалуйста, не ругайтесь!

Добавить комментарий

5 случайных фактов
Статистический анализ 3,7 тысяч стихотворений русских поэтов показал, что «самым поэтичным» деревом является береза, которая упоминается в 84 стихотворениях. На втором месте находится сосна (51 упоминание), а на третьем – дуб (48 упоминаний).
Из архивов русской поэзии
В русской поэзии самое длинное название своему стихотворению придумал Гавриил Романович Державин. Оно звучит как «Желание зимы его милости разжалованному отставному сержанту, дворянской думы копиисту, архивариусу без архива, управителю без имения и стихотворцу без вкуса».
Из архивов русской поэзии
Песня «Мохнатый шмель», которую исполняет Никита Михалков в кинофильме «Жестокий романс» – это положенное на музыку стихотворение Григория Кружкова «За цыганской звездой». Однако мало кто знает, что стихотворение Кружкова – это вольный перевод стихотворения Редьярда Киплинга “The Gypsy Trail”.
Абстрактное
После начала Второй Мировой войны Марину Цветаеву отправили в эвакуацию в город Елабуга, что в Татарстане. Упаковывать вещи ей помогал Борис Пастернак. Он принёс верёвку, чтобы перевязать чемодан, и, заверяя в её крепости, пошутил: «Верёвка всё выдержит, хоть вешайся». Впоследствии ему передали, что именно на ней Цветаева в Елабуге и повесилась.
Из биографии М. Цветаевой
7 августа 1921 г. ушел из жизни один из самых заметных поэтов-символистов Серебряного века Александр Блок. Ему было 40 лет. Весной 1921 г. он почувствовал себя неважно, после у него поднялась температура и за 78 дней он скончался, оставив в недоумении родных и врачей, которые так и не смогли поставить ему диагноз.
Из биографии А. А. Блока
© 2008 - 2022 Сборник русской поэзии "Лирикон"
Рейтинг сборника русской поэзии Лирикон